Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Торговля и транспорт в годы Новой экономической политики

Переход от политики военного коммунизма к новой экономической политике сопровождался огромными трудностями. Лето 1921 года в Кустанайской губернии оказалось засушливым, что привело к массовой гибели скота и неурожаю. В 1921 году, сбор зерна в 5 раз уступал предыдущему году, составив всего 446 тысяч пудов.98 Хозяйственная разруха и голод побудили правительство к принятию решительных мер по выходу из кризиса.

Ещё весной 1921 года на X съезде РКП(б) было принято решение об отмене политики «военного коммунизма» и проведении Новой экономической политики (НЭПа). Главное содержание НЭПа заключалось в отмене продразверстки и замене её продналогом, а также введение рыночных отношений с использованием государственной и частной форм собственности.

В условиях новой экономической политики разрешалось сдавать и брать в аренду земли, применять наёмный труд, поощрялось развитие сельскохозяйственной кредитной кооперации. Были отменены трудовая повинность и трудовые мобилизации, введённые при «военном коммунизме». Мелкие предприятия арендовались частными лицами и кооперативами, переводились на хозрасчёт, объединялись в тресты. Продналог постоянно совершенствовался, часть населения освобождалось от налога, вводился единый натуральный налог, натуральный и денежный, а позже только денежный.99

Новая экономическая политика была рассчитана на восстановление народного хозяйства после гражданской войны и периода разрухи. Установившийся с весны 1921 года режим НЭПа принимался не всеми, шла повальная критика рыночных отношений, которая вскоре породила новую волну борьбы с «врагом - спекулянтом», искусственно завышавшим стоимость продукции. В пределах города действовали как формы стационарной торговли: государственные и частные магазины и лавки, а также стихийные рынки – барахолки.

Отметим, что в первые годы НЭПа отношение к так называемому «красному купечеству», было лояльным, учитывая помощь, которую они оказывали образовательным и другим учреждениям в качестве «шефской помощи»: «С должным сочувствием отнеслись к вопросу помощи школе наши красные купцы, – писала газета «Степная заря» от 21 ноября 1922 года. - На собрании 19 ноября ими пожертвовано в пользу школ Кустаная 3 миллиарда рублей. Присутствовало на собрании только половина торговцев. Постановлено провести сбор пожертвований и между остальными. Нужно отметить особую гражданскую сознательность товарищества «Бочкарев и Баранов», пожертвовавшего 1 миллиард рублей».100

Внешние формы «буржуазности» стали очень заметны. «Нэпманы» некоторое время могли открыто использовать свои богатства. Большинство коммунистов и категории малоимущего населения относились к ним с явным неприятием: ««Красные купцы» тратят бешеные деньги на своих детей, которые ещё в люльке лежат…».101 Взятые нэпманами в аренду городские производства – пивной завод, колбасный цех и др. – находились под пристальным прицелом общественности, требовавшей нарушителей договорных обязательств «…познакомить с уголовным кодексом».102 Социальное неравенство отмечалось на всех уровнях. В августе 1923 года один из корреспондентов местной газеты сообщал о незаконном обороте сахара в пределах города и участии в нём детей «нэпманов»: «…буржуазные и спекулянтские сынки: Воронов Константин, («борец») Подпорин Ал., Зубарев Н. и Голонский Ал. – последние два только на бумаге числятся учениками с.-х. школы, а на деле, как видно, занимаются сахарной промышленностью и всё время живут дома».103

В конце гражданской войны и в первые годы советской власти регламентировались все торговые отношения. Продаже одним человеком подлежало небольшое количество печёного хлеба, одна туша мяса и ряд ненормированных продуктов – типа творога, сметаны, рыбы, яиц, птицы, овощей, табака местного производства, торговля разрешалась лишь крестьянам, выполнившим планы продразвёрстки, а «…продукты, не поименованные в… приказе, привозимые на базарные площади, подлежат ревизии…»104

В период НЭПа торговля изменила свой характер, началось формирование полноценного рынка, что выразилось в создании Кустанайской товарной биржи, возобновлении ярмарочной торговли, организации акционерных торговых предприятий и развитии потребительской кооперации. Как отмечалось в материалах кустанайского экономического журнала «Труд и хозяйство» в марте 1922 года, в акционерных обществах и торговых товариществах «…в качестве пайщиков могли бы войти государственные учреждения, кооперативы и даже частные лица».105

Торговые и промышленные предприятия переходили на хозрасчёт, метод хозяйствования, основанный на соизмерении затрат и результатов хозяйственной деятельности. Активизировал свою работу Кустанайский Губернский Сельско-Хозяйственный склад, производивший свободную продажу для местного населения «…пахотных орудий, сено и хлебоуборочных машин, молотильно-зерноочистительных машин, мелкого сельскохозяйственного инвентаря, смазочные, горючие и строительные материалы, запасные части к с.-х. машинам, слесарно-кузнечные инструменты, шпагат, воровину, сбрую, уголь, железо, сталь и прочее».106

Первые советские трактора «Путиловский Фордзон» на улицах  г.Кустаная.  1924 г. ГАКО. Оп.1-П. Ед.хр. 18036.
Первые советские трактора «Путиловский Фордзон» на улицах г.Кустаная. 1924 г. ГАКО. Оп.1-П. Ед.хр. 18036.

«Будоражили умы» живших патриархальным строем сельчан и горожан новые диковинки сельскохозяйственной техники. В первую очередь трактора. Читатели местных газет задавались вопросом о покупке трактора, на что получали ответ, что его можно приобрести в Москве, либо через сельскохозяйственный склад. Делалось пояснение, о том что «…приобретение трактора в губернии вопрос весьма сложный. Трактор требует тщательного за ним ухода. Если есть трактор – необходимо будет открыть ремонтную мастерскую… должно организовать краткосрочные курсы механиков трактора. Нужно списаться, сговориться с другими коллективами (общества, артели), желающими приобрести трактор, и когда таких найдётся 5-6, можно дело не откладывать в долгий ящик».107 Трактора поступали из-за границы (американские «Твен-Ситти», «Интернационал»). Копия американского «Фордзона» с 1923 года выпускалась заводом «Красный путиловец» в Петрограде (Ленинграде с 1924 года) под названием «Форд-Путиловец», или «Путиловский фордзон». Именно этот трактор закупался наиболее массово, став рекламой «преимущества» советского строя. В кустанайской газете «Степной крестьянин» от 3 октября 1924 года отмечалось: «…Испытание показало, что советский трактор своей приспособленностью к сельскохозяйственным работам превосходит американский».108 В 1924 году стоимость трактора указывалась в сумму не менее 300 червонцев. Трактора первоначально прибывали в город, что становилось причиной проведения парадов и агитационных мероприятий.

Центрами постоянной торговли оставались базарные площади, на которых располагались как стихийные рынки, так и крупные магазины и лавки. Под эгидой Кустанайского губернского агентства Киргосторга по всему городу организовывалась сеть продовольственных и прочих магазинов. В 1922 году вино-гастрономический магазин по Ломаческой улице реализовывал оптом и в розницу спиртную продукцию с 8 утра до 9 часов вечера, в том числе вина: портвейн, столовое белое, церковное, бордо, мадеру, токайское и другие. На улице Садовой в октябре 1922 года был открыт магазин Кустанайского торгового отделения Киргосиздата «Знание» (бывший магазин Зингера), в котором продавались учебники, тетради, писчая бумага, газеты, русская и иностранная литература, бумага разных цветов, курительная, полуальбомная, альбомная, промокательная, копировальная, картон и всевозможные письменные и канцелярские принадлежности, а также принимались на комиссию музыкальные инструменты, организовывалась подписка на столичные газеты и журналы. 109

Советские деньги образца 1922 года
Советские деньги образца 1922 года

Важнейшую роль в развитии торговли сыграла и стабилизация финансово-денежной системы.В 1922-1924 годах была проведена финансовая реформа, приведшая к созданию устойчивой денежной единицы - червонца. Кустанайское губернское экономическое совещание через банковское отделение поставило своей целью ликвидацию задолженности по заработной плате, для чего с 1 сентября 1922 года устанавливался минимум заработной платы и оптимизировались штаты в государственных учреждениях.110

Для решения финансовых трудностей простых горожан, а также государственных рабочих и служащих предлагалось создание в Кустанае ломбарда: «Строить свои зимние планы на основании задолженной «зарплаты» (заработной платы), очевидно, не приходится. Остаётся более действенный приём разрешения «сезонных» зимних вопросов: тащить манатки на толчок и зависеть от власти спекулянтов – барахольщиков. Немного этих манаток у рабочего и служащего: большая часть их уже давным-давно реализована (продана) на том же толчке тому же спекулянту-барахольщику, который может раздеть рабочего и служащего до последней нитки без надежды на то, что через некоторое время им удастся выкупить у него свои вещи… …Открытие ломбардов именно и понимается как одна из мер улучшения быта рабочих».111

Сбор налогов становится важнейшей задачей городских и губернских органов. Не обходилось без перегибов и в этом вопросе. Так, в Губернском продовольственном комитете (Губпродкоме), ведавшем с 1921 года сбором продналога и его распределением, отмечались факты бесконтрольного расходования продуктов и массовых хищений. В результате расследований части чиновников рекомендовалось вернуть недостающие продукты, в случае неисполнения данного условия они подвергались суду Ревтрибунала за допущенную бесхозяйственность и «…растрату народного достояния».112

Для упорядочения бюджетно-финансовой сферы и ликвидации недоимок велась работа по созданию эффективного налогового аппарата. Для городских поселений вводились налоги по 24 пунктам, включая налоги на доходы, имущество, торговлю, пользование извозным транспортом (в том числе велосипедами и самодвижущимися колясками), публичных увеселительных зрелищ и мероприятий, аукционных и биржевых сделок, пользование домашней прислугой и т.д. Отмечалось, что городское население в большей степени подвергнуто налогообложению, обращалось внимание и на социальный статус плательщиков налогов: «…Вообще же налоги касаются больше всего имущих классов, давая возможность бедняку подняться на ноги, восстановить своё хозяйство».113 Живущие в городе крестьяне, занимающиеся исключительно обработкой земли и не имеющие подсобного хозяйства, вовсе освобождались Губэкосо от уплаты подоходно-поимущественного налога.114 Кустанайская пресса вывела к 1923 году, не без доли сарказма, основные заповеди налогового работника:

«1. Здоровый, устойчивый рубль есть идеал твой, и да не будет для тебя идеалов иных, кроме него.

2. Не сотвори себе кумира из треста и всякого подобия его и бери с него все, что должно.

3. Не поминай всуе устойчивого рубля, пока не собрал налогов.

4. Помни день отчётный и почитай его шесть дней: собирай налоги и доходы, день же седьмой – посвяти отчёту.

5. Чти налоги и сборы; Республика скажет тебе «спасибо», и имя твоё будет на красной доске.

6. Не срывай кампании.

7. Не допускай беззакония.

8. Не бери взяток.

9. Не искажай воли пославшего тебя и не уродуй финналоговой политики.

10. Не завидуй ставкам своих товарищей из банков, ни пайкам их, ни положению их, ни угодиям их, ни всему тому, что есть у них».115

Наряду с налоговой службой в городе в рамках развития рыночного хозяйства с 25 декабря 1922 года в Кустанае начала свою деятельность Товарная Биржа при Кустгубэкосо. К марту 1923 года биржей было заключено сделок на сумму 206.643,7 золотых рублей, что в условиях продовольственного кризиса было сочтено удовлетворительным результатом. Как сообщал отчёт о деятельности Кустанайской Товарной биржи: «В настоящее время в торговом обороте губернии наиболее видное место по купле-продаже занимают госорганы, ведущие свои торговые операции, главным образом, с частными предприятиями. Второе место по обороту занимает частный капитал и на последнем месте стоят кооперативные объединения».116 Главным предметом торговых операций были хлебопродукты, кожа, пушнина и т.д. При бирже в апреле 1923 года создавался Деловой клуб, объединявший весь торгово-промышленный круг г. Кустаная, с целью развития торговли в губернских пределах.117 С 1 апреля 1923 года под эгидой Губэкосо и по инициативе Биржевого Комитета начался переход к метрической системе.118

Административное вытеснение частного капитала с 1923 года производилось путём создания кооперативных объединений.119 Продовольственные излишки теперь реализовывались через кооперацию и государственные предприятия на договорных началах.120 Кустанайский Губернский Торгово-Промышленный Отдел «Губторга», в это время располагавшийся по улице Толстого, 22, за наличный расчет и в качестве товарообмена скупал сельскохозяйственное сырьё, реализовывал различные товары и продукты питания, а также брал «…на себя производство импортно-экспортных операций на комиссионных началах для кооперативов и Госорганов».121 В июне 1923 года Кустанайский Центральный Рабочий Кооператив, включавший в себя несколько кооперативных объединений, имел в городе Кустанае два крупных магазина, а также мучную и мясную лавки.122

Правление губернского союза потребкооперации. Ноябрь 1922 года. Фото ГАКО Оп. 1-П. Ед. Хр. 2292
Правление губернского союза потребкооперации. Ноябрь 1922 года. Фото ГАКО Оп. 1-П. Ед. Хр. 2292

Частный предприниматель всё чаще рассматривался как главный виновник роста цен и инфляции. Вместе с ценами на продовольствие росли и цены на промышленные товары, что стало следствием системного кризиса во всей социально-экономической сфере. Только за первые полгода 1923 года цены на продукты питания и промышленные товары выросли в среднем в 3,5 раза.123 К осени 1924 года в губернском центре наряду с частными, появляются кооперативные лавки по реализации сельскохозяйственной продукции.124 Кооперативы стали основной формой хозяйствования в продовольственной и финансово-кредитной сферах. По указанию центра через кооперативы, губернские хозяйственные органы, отделение государственного банка производилась закупка хлеба. Так, осенью 1924 года управляющий Кустанайским отделением государственного банка Левиков привлёк в качестве агента-скупщика зерна бывшего крупного владельца мельничного производства в Кустанае Архипова. В местной прессе тут же появились критические заметки о привлечении «толстосумов» к важному государственному делу, и возможных финансовых махинациях за счет комиссионных вознаграждений.125

Коллективный и частный собственники получили возможность предлагать свои услуги на конкурсной основе (обслуживание почт, ремонт зданий и т.д.).126 Следствием некоторого улучшения в экономической сфере Кустаная становится возрождение популярных среди местного населения в дореволюционный период Петровской и Покровской ярмарок. Подготовка к летней Петровкой ярмарке 1923 года началась ещё в мае месяце. Было принято решение об организации на ярмарке животноводческой выставки.127

К ярмарочным дням официальные власти стремились приурочить важные мероприятия, для чего создавались специальные комиссии при губкоме РКП(б). Открытие Петровской ярмарки 1923 года намечалось 12 июля (29 июня по старому стилю), о чём сообщалось в специальном объявлении: «Торговые операции будут производиться на площади около мусульманского кладбища (за логом Абильсай) до 22 июля 1923 г. по новому стилю. Места под торговлю будут сдаваться на льготных условиях. Функциями по проведению ярмарки ведает Ярмарочный комитет. Все торговые фирмы, желающие принять участие в торговле на ярмарке, должны заблаговременно сообщить в Ярмарочный Комитет: о времени прибытия на ярмарку, какие товары будут доставлены и в каком размере надлежит отвести место под торговлю данной фирмы».128

Несмотря на активную подготовку к проведению ярмарки, она не оправдала ожиданий. Определённый интерес вызвала лишь продажа скота. Общие обороты ярмарки оказались незначительными. Малым спросом пользовалась продажа хлебопродуктов и это, несмотря на то, что Акционерное общество «Хлебопродукт» предлагало продукцию по сниженным ценам.129 Особо отмечалась организация животноводческой выставки: «…Крестьянство живо откликнулось на призыв ГЗУ и выставка, как опыт организации смотра хозяйства после долгого перерыва, прошла вполне удовлетворительно. В качестве экспонатов на выставке были представлены 10 коров, 3 бугая, 22 жеребца, 11 кобыл, 2 мерина, 4 вола, 1 гнездо кур. Из указанного количества экспонатов на выставке 7 лошадей участвовало от конзавода, 9 лошадей от Губвоенкомата, 4 головы рогатого скота от рассадника калмыцкого скота и остальные экспонаты были представлены частными гражданами».130 Лучшие экспонаты выставки, были отмечены премиями. Значительное их число выставлялось городскими жителями. Прибывшие на ярмарку крестьяне жаловались на слабую информационную организацию мероприятий. Губземуправление приняло решение ещё раз провести выставку осенью на Покровскую ярмарку, используя широкую агитацию населения. В итоге план по организации выставки был отложен до лета 1924 года.

Осенняя Покровская ярмарка в 1923 году была проведена с 14 по 24 октября. Она вызвала значительный интерес не только губернии, но и соседних регионов: «…Покровская ярмарка явится центром торгово-экономического сближения киргиз Перовского уезда, массами наезжающих на Покровскую ярмарку со скотом, кожсырьём, шерстью и пушниной (мерлушками)».131 В ярмарочный период город наполнялся крестьянством и казахским населением. Властями этот факт использовался для агитации новых агрономических приёмов и перехода местного населения к земледелию.132

Вторая губернская выставка по животноводству, приуроченная к Петровской ярмарке 1924 года, проводилась 12-13 июля. Её организация была признана более успешной по сравнению с 1923 годом, однако отмечались и недостатки: «…к сожалению, на выставке совершенно не было киргизской лошади, киргизского крупного скота и киргизской овцы. Между тем, местный скот самый ценный в местных условиях. Отсутствие на выставке киргизской коровы с высоким процентом жира в молоке, отсутствие киргизской овцы с большим живым весом и отложениями жира в курдюке, а также выносливых киргизских лошадей объясняется тем, что население, особенно киргизы, было плохо осведомлено о предстоящей выставке и совершенно ещё незнакомо с её огромным значением».133 Ярмарки продолжили свою работу и в дальнейшее время, о чём, правда, имеются лишь отрывочные сведения.

Для перевозки грузов и пассажиров в Кустанае в двадцатые годы использовался гужевой и железнодорожный транспорт. Проектам по созданию в городе трамвайного сообщения в дореволюционный период, так и не суждено было сбыться. При отсутствии широкой железнодорожной сети, извозный промысел играл наибольшее значение. В период НЭПа пользование транспортными услугами (ломовыми и пассажирскими извозчиками) становиться весьма дорогостоящим. Население предпочитало в этом смысле обходиться собственными силами, а государство нашло выход в использовании трудгужналога.134 Городским советом в ноябре 1922 года была выработана стабильная такса «…за пользование легковыми и грузовым извозчиками»,135 что должно было прекратить рост цен на данный вид услуг. Ломовые извозчики летом 1923 года объединились в Кустанае «…в Союз Ломовщиков, насчитывающий 62 человека при 100 подводах».136 Властями вводились штрафы «…за быструю езду по городу», с привлечением нарушителей к административной ответственности.137

Сведения о железнодорожном транспорте Кустаная в этот период весьма скудны. Станция «Кустанай» находилась в отдалении от городской окраины на месте нынешнего вокзала. На железнодорожной станции (у Акмолинского тупика) располагались губпродкомовские пакгаузы – склады для временного хранения грузов.138

Железнодорожная дорога активно использовалась для перевозки грузов, топлива (нефти и дров) и пассажиров. Со времён гражданской войны она приобретает стратегическое значение. Железнодорожных составов и паровозов не хватало, находились они в плачевном состоянии. Перебои с железнодорожными билетами обывателями объяснялись нерасторопностью кассиров и махинациями, о чём сообщала с «возмущением» местная газета: «У билетной кассы станции Кустанай – длиннейший хвост пассажиров. С раннего утра стоят, ждут. Касса почему-то долго не открывается. Наконец, часа за полтора до отхода поезда начинается выдача билетов. У кассира руки «поражены параличом» - двигает ими плавно и не торопясь, с сознанием своего кассирского всемогущества (без билета может оставить). Часовая стрелка все ближе и ближе подвигается к цифре 11 (время отхода поезда). Хлоп! – касса закрывается «на несколько минут». Проходит полчаса… Пассажиры волнуются… Ехать надо, а кассир отлучается «на минутку», билеты не продаёт. Ехать без билета – не миновать штрафа в утроенном размере стоимости билета. Раздаётся два звонка… Волнение среди пассажиров усиливается. Кассир продает ещё несколько билетов и захлопывает окошко кассы. …Искусственное создание «безбилетных»? Под видом штрафа – набивка своего кармана (ведь квитанции-то не выдаются)? И потом – нельзя ли кассира чуточку разуверить в его «власти» над пассажирами, заставить поубавить «форсу»?»139

Железнодорожный транспорт слабо использовался в сельском хозяйстве, поскольку находился на значительном расстоянии от ссыпных пунктов.140 Погрузка грузов на станции Кустанай нередко задерживалась по причине отсутствия маневренного паровоза, в связи с чем, вагоны подавались ручным способом.141 Число рабочих и служащих железнодорожного депо по данным на 1 июля 1923 года составляло 33 человека.142

В первые годы НЭПа удалось восстановить нормальное функционирование экономики. Однако, с середины 1920-х годов начались активные попытки вмешательства государства в хозяйственную сферу, вытеснение частного капитала и создание жёсткой централизованной системы управления экономикой.