Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Абиль Е.А.

Ранние периоды формирования общества на территории степного Притоболья

Территория современного города Костанай и его близлежащих окрестностей издавна были местом обитания древнейших людей. Вместе с тем, слабая археологическая изученность территории рассматриваемого региона не позволяют нам детально осветить ранние периоды истории региона. Тем не менее, опираясь на данные, полученные в результате археологического изучения смежных районов, мы можем достаточно надежно реконструировать процессы, протекавшие в степном Притоболье начиная с древнейшего периода.

Территория Степного Притоболья на карте 1745 года (фрагмент)
Территория Степного Притоболья на карте 1745 года (фрагмент)

Можно с достаточной степенью уверенности говорить о раннем заселении изучаемого региона – как минимум уже с раннего палеолита, т.е. древнейшими людьми, современниками питекантропа и неандертальца. Основанием этому может служить то, что орудия труда ашельского (700 тыс. – 120 тыс. лет назад) и мустьерского (120 – 30 тыс. лет назад) периодов обнаружены на территориях, непосредственно граничащих со степным Притобольем. В Южном Казахстане это стоянки хребта Каратау.1 Центральном Казахстане – стоянки Жаман-Айбат, Обалы-сай, Западном Казахстане – группа стоянок Онежек, Восточном Казахстане – стоянка Козыбай.2 Южном Приуралье – стоянки Богдановка и Мысовая.3

Следует учесть, что изменения климата, периодическое наступление ледниковых эпох приводили к тому, что территория Притоболья заселялась человеком только в благоприятные климатические эпохи. Различные регионы Казахстана не одинаково реагировали на изменяющиеся условия. Наиболее устойчивый климат сохранялся на побережье Каспийского моря, плато Устюрт, Каратауском хребте, Сары-Арке.4 Более северные районы, в том числе и Притоболье, периодически превращались в тундровые и лесотундровые пространства, освоение которых древнейшим человеком было затруднено.

Только с появлением человека современного типа – homo sapiens, с развитой материальной и духовной культурой сложились условия для хозяйственного освоения практически всех ландшафтных зон, включая приледниковые тундровые и лесотундровые просторы, богатые биологическими ресурсами, в первую очередь фауной – стадами мамонтов, оленей, быков-туров, бизонов. Современный человек появился в Африке, в районе Омо около 195 тыс. лет назад, но только 80 – 60 тыс. лет назад люди современного типа покинули Африку и начали расселяться по Евразийскому континенту, вытесняя предшественников – неандертальцев. 50 – 40 тыс. лет назад они проникли в Европу, примерно в это же время расселились практически по всей Азии.

Проникновение человека современного типа на территорию Костанайской области совпадает с периодом позднего палеолита (35 – 10 тыс. лет до н.э.). Природные условия характеризовались завершением ледниковой эпохи, постепенным увлажнением вследствие таяния ледников в начале данной эпохи и потеплением и усыханием в конце эпохи. В целом, климат и ландшафт приближаются к современному, уже к 10 – 8 тыс. до н.э. формируются пустынные и полупустынные пространства Центрального и Западного Казахстана, исчезают крупные животные, в том числе мамонты и шерстистые носороги. К сожалению, на территории Казахстана до сих пор мало изученных памятников позднего палеолита. На территории Костанайской области к тому периоду относятся стоянки Жилкуар 2 и Саз 8. На Урале к этому же периоду относятся Капова пещера,5 Игнатьевская и Серпиевская пещеры.6

Исчезновение крупных животных привело к изменениям в способах охоты, на смену коллективным, облавным формам приходят индивидуальные приемы, охотники вынуждены совершать в поисках дичи дальние походы, совершенствуются орудия труда. В X – VII тыс. до н.э. палеолит сменяется мезолитом – среднекаменным веком. Он характеризуется двумя важными технологическими новшествами – изобретением лука и микролитической техники обработки камня.

В VII тыс. до н.э. климат на территории Притоболья был мягче современного, люди не строили долговременных жилищ, увеличилась подвижность населения, следовавшего за мигрирующими копытными животными – сайгой, лошадью, косулей. В связи с этим, известных поселений эпохи мезолита на территории Казахстана относительно немного. Вместе с тем, именно к этому времени относятся первые изученные стоянки в районе Костаная – Дачная и Евгеньевка.7

Студенты Кустанайского педагогического института во главе с Логвиным В.Н. на раскопках стоянки Дачная и Евгеньевка. Фото из личного архива Логвина А.В.  г. Костанай, 1984 г.
Студенты Кустанайского педагогического института во главе с Логвиным В.Н. на раскопках стоянки Дачная и Евгеньевка. Фото из личного архива Логвина А.В. г. Костанай, 1984 г.

Стоянка Дачная расположена в 300 м. к востоку от железнодорожного моста через р. Тобол (ж.д. ветка Кустанай-Урицк), на правом берегу и в полукилометре к северо-западу от дачных участков пос. Заречный, на первой надпойменной террасе. Памятник обследовался экспедицией под руководством В.Н. Логвина в 1979 г. Из культурного слоя в раскопе получены 471 находка каменных изделий и 24 мелких фрагментов керамики.

Во второй половине VII тысячелетия до н.э. на территории Северного Казахстана начинается увлажнение климата, образуются обширные болота и озера, распространяются лесостепные ландшафты. Это привело к большей оседлости и концентрации населения. Начинается эпоха неолита, т.е. новокаменного века. В Притоболье и Торгайском регионе в данный период сложилась маханджарская культура. В эпоху неолита население Казахстана еще не перешло к производящим формам хозяйства – земледелию и скотоводству, характерному для неолита более южных и западных регионов. Это было обусловлено тем, что охотничье хозяйство у пойм рек и озер в достаточной степени обеспечивало население необходимыми продуктами и не требовало перехода к новым формам хозяйствования. Вместе с тем, налицо технический прогресс – население начинает использовать керамическую посуду, появляется прядение и ткачество, совершенствуется техника обработки камня.

Логвин В.Н. и Калиева С.С. - археологи, основатели Кустанайской археологической школы, доктора исторических наук, профессоры.  Фото из архива Логвина А.В.
Логвин В.Н. и Калиева С.С. - археологи, основатели Кустанайской археологической школы, доктора исторических наук, профессоры. Фото из архива Логвина А.В.

Около IV тысячелетия до н.э. в жизни населения Казахстана происходят важные изменения. Южная граница лесов в данный период сместилась гораздо южнее, приблизительно на широту Костаная, а территория современных степей была занята лесостепью. На базе охотничьего хозяйства начинает складываться оседлое скотоводство. Это ознаменовало собой начало новой эпохи – энеолита, т.е. меднокаменного века. Археологи выделяют на этом этапе ботайскую (на материалах Приишимья) или терсекскую (на материалах Притоболья) культуру. Тесно связана с ботайско-терсекской суртандинская культура Южного Урала. На основе наличия в этих культурах многих общих черт, исследователи объединяют их в зауральско-североказахстанскую энеолитическую общность.8 В свою очередь, перечисленные культуры входили в обширную область культур с геометрической орнаментацией от Арала и Оби до Балтики, которую исследователи устойчиво относят к финно-угорскому этническому ареалу.9

В лаборатории Кустанайского педагогического института идет обработка собранного археологического материала. г. Кустанай, 1984 г.  Фото из личного архива Логвина А.В.
В лаборатории Кустанайского педагогического института идет обработка собранного археологического материала. г. Кустанай, 1984 г. Фото из личного архива Логвина А.В.

Отличительная черта ботайско-терсекского времени – наличие крупных поселений (до 15 га) и преобладание в хозяйстве коневодства. Так, остеологические исследования показали, что на ботайских памятниках до 99% костных останков принадлежит лошадям.10 Это означает, что климат в данный период был значительно более влажным и прохладным, чем современный и позволял стационарно содержать огромные табуны лошадей.

Раньше самые древние археологические свидетельства одомашнивания лошадей были обнаружены вЕвропе— имоколо 3тыс. лет. Хотя историки итогда были уверены, что истоки доместикации гораздо глубже. Считалось, что человек одомашнил лошадь около 4тыс. лет назад встепях Евразии, однако где— науке так инебыло точно известно.

В 2007-2008 гг. по материалам совместной с казахстанскими археологами экспедиции британский археолог Алан Аутрем изУниверситета Эксетера нашел следы доместикации, которым 5,5 тыс. лет. Цифра установлена наосновании датировки костей лошадей, элементов упряжи имолочных липидов.

А.Аутрем проанализировал найденные вботайских поселениях древние кости копытных иувидел сходство между строением скелета ботайских лошадей сживотными, одомашненными вбронзовый век вЕвропе. Втожевремя ботайские лошади сильно отличались отсвоих диких собратьев того жерегиона. А.Аутрем считает, что люди энеолита отобрали лучших копытных из-за ихфизических свойств, азатем усилили ценные для себя свойства спомощью селекции. Историки Эксетера использовали инновационную технологию пораспознаванию следов, оставленных зубами лошади наудилах. Как сообщается впресс-релизе университета, Аутрем обнаружил повреждения зубов, которые копытные получили именно врезультате ношения костяных иволосяных удил. Вботайских поселениях также удалось раскопать фрагменты упряжи, застежки пут.

Накерамике ботайской культуры Аутрем обнаружил следы молочных имясных жирных кислот, которые генетически указывают именно накобыл. Ученые полагают, что вчетвертом тысячелетии донашей эры древний человек уже мог лакомиться примитивным кумысом наподобие того, что исегодня пьют вКазахстане.

«Известно, что одомашнивание лошадей имело огромное социальное иэкономическое значение, привело кразвитию транспорта, коммуникаций, увеличило количество производимых продуктов питания иоружия. Наше исследование доказывает, что лошадь была одомашнена натысячу лет раньше, чем считалось ранее. Это важно, ведь это изменяет наше представление оразвитии древних обществ»,— подвел итог Аутрем.11

В районе Костаная известно несколько памятников данного периода, в частности стоянка. Затобольская, расположенная в 7 км к юго-западу от г. Кустаная, близ г.п. Затобольск. В 1937 году П.Е.Черняховский собрал здесь подъемный материал: ножевидные пластин­ки, концевые скребки на пластинках и отщепах, несколько фрагментов керамики, орнаментированный гребенчатым зигза­гообразным и гусеничным орнаментом. Аналогичный материал собран на стоянке севернее п.Затобольск, на правом бе­регу р. Тобол. Здесь собран подъемный материал: скреб­ки, резцы, нуклеусы, ножевидные плас­тинки, фрагменты керамики, зуб лошади. В районе Каменного озера в 1985 году В.Н.Логвиным были обследованы стоянки данной эпохи Тасколь 1 и Тасколь 2. Расположены они на правом берегу р. Тобол, примерно в 5 - 6 км. к северо-востоку от пос. Заречный.

Археологи Кустанайского педагогического института на раскопках стоянки Тасколь.  г. Кустанай, 1985 г. Фото из личного архива Логвина А.В.
Археологи Кустанайского педагогического института на раскопках стоянки Тасколь. г. Кустанай, 1985 г. Фото из личного архива Логвина А.В.

На рубеже III–II тыс. до н.э. в связи с новым изменением климата, отступлением лесов на север и общей аридизацией климата и на территорию Южного Урала и Притоболья начинают проникать носители индоиранских языков. Смешение местного протоугорского населения с пришельцами привело к возникновению новой общности, получившей у ученых название синташтинско-петровской. Отличалась она от предшествовавших обществ переходом к комплексному скотоводческо-земледельческому хозяйству и развитой металлургии на основе использования сплава меди и олова – бронзы. Именно этот технологический прорыв дал повод назвать новую эпоху бронзовым веком.

Евдокимов А.В. – археолог, доктор исторических наук, профессор, проводивший раскопки в Уральско-Тобольском междуречье.
Евдокимов А.В. – археолог, доктор исторических наук, профессор, проводивший раскопки в Уральско-Тобольском междуречье.

Название свое эта общность получила от обнаруженных археологами могильника у с. Петровка в Северо-Казахстанской области и поселения Синташта в Челябинской области Российской Федерации. Синташтинско-петровская общность стала первой в ряду родственных культур, занявших со временем обширную территорию от Южного Урала до Семиречья и получивших в науке название андроновской культурной общности. Область распространения памятников этого типа получила условное название «Страны городов». Ее территория находится в Урало-Тобольском междуречье, она простирается на 300–350 км с севера на юг и на 150 км. с запада на восток.12 Поселенческие памятники синташтин­ского типа известны лишь в Южном Зауралье и Костанайской области (Семиозерное 2). Их представляют 23 укрепленных поселения. Наиболее известный памятник этой культуры – поселение Аркаим, расположенное на юге Челябинской области Российской Федерации.

Синташтинские могильники в Южном Зауралье локализуются на невысоких площадках у берегов рек. Лишь погребальные сооружения могильника Солнце II находятся на площадке высотой 14–16 м от уровня воды в р. Нижний Тогузак.13

Поздний вариант синташтинской культуры известен как петровский и широко представлен изученными памятниками, в том числе и на территории Костанайской области. Петровское поселение Конезавод 3, расположенное в 2,5 км ниже по течению р.Тобол от пос. Заречный на территории Костанайская опытная станция было впервыеисследовано В.В. Евдокимовым в 1968 году.14 К этому же периоду относятся обследованные в том же районе могильники Конезавод 1 и 2.

Главенствовали в синташтинском обществе воины-колесничие, значительную прослойку составляли ремесленники, причем основной экспортной отраслью была металлургия. Излишки бронзы обменивались у соседей на скот. Наличие дополнительных продуктов питания давало населению «Страны городов» возможность не только выживать на ограниченной территории, но и процветать. Рост населения приводил к оттоку населения. Первоначально поток миграций был направлен на запад и юго-запад. Путь этот отмечен металлом, колесницами, орнаментальными влияниями далеко за пределами прародины. Вторая миграционная волна движется на юг, что стало началом движения индоиранцев на современную территорию их проживания – в Иран и Северную Индию.15

Демографический «взрыв» усугублялся экологическим кризисом, вызванным длительной эксплуатацией пастбищ и недр и изменением климатической ситуации. Поселения были покинуты. Оставшиеся группы населения, приспосабливаясь к новым условиям среды и жизни, приняли участие в сложении новых образований: на западе – срубной, на востоке – алакульской культурно-исторических общностей. Оба эти культурных образований также принято считать древнеиранскими.

Территория степного Притоболья в эпоху ранних кочевников находилось на стыке территорий, занимаемых «савромато-сарматами» Южного Приуралья, саками Казахстана и населением лесостепи Приуралья, Зауралья и Западной Сибири. В свою очередь в качестве составляющих частей они входили в обширный ареал степных культур Евразии, известных под названием «скифо-сибирское культурно-историческое единство».

Античные источники практически ничего не знают о территории Северного Казахстана. Вместе с тем, некоторые исследователи полагают, что Тобол мог быть известен в античной географической традиции, как река Кампас. В частности, Гекатей Абдерский и Симмий считали, что Кампас течет где-то за Танаисом (Дон - авт.) или Яксартом (Сырдарья – авт.) рядом с исседонами и массагетами и впадает в Северное море.16 Учитывая, что известные европейским географам античности реки региона относятся к бассейнам Каспийского и Аральского морей, наиболее западная из крупных рек, относящихся к бассейну Северного Ледовитого океана, Тобол – наиболее реальный претендент на отождествление с Кампасом. Если так, то «Кампас» - наиболее ранний письменно зафиксированный гидроним на территории Костанайской области.

Ранние кочевники Притоболья имели летние пастбища в богатых травой и водой степных и южных лесостепных районах, прилегающих к Уралу с востока. На зиму они со своим скотом уходили далеко на юг. Здесь, в Приаралье, низовьях Сарысу и Чу, по среднему и нижнему течению Сырдарьи, располагались их зимние пастбища. Приходя сюда, они вступали в разнообразные взаимосвязи с кочевыми и полукочевыми племенами, жившими в этих районах постоянно, а также с племенами, ежегодно откочевывающими сюда на зимовку с территорий Северного и Центрального Казахстана. Кроме того, по кромке лесостепи и степи проходил древнейший торговый путь, соединявший Восточную Европу и Сибирь, поэтому изучаемый нами регион уже в этот период оказался в центре процессов культурных и технологических взаимовлияний и инноваций.

Конец VI века до н.э. знаменуется значительным изменением этнокультурной ситуации в Урало-Аральском регионе, вызванным новой исторической обстановкой на его южных границах. Активная завоевательная политика Ахеменидов в Средней Азии привела к покорению ее земледельческих областей, в том числе – Хорезма, поражению ряда сакских племен и установлению контроля над ними. В результате этого часть кочевых и полукочевых племен среднеазиатского междуречья и равнин к востоку от Каспия вынуждена была покинуть свои прежние места обитания. Некоторые из них вошли в состав номадов Западного и Северного Казахстана.17 Отсутствие свободных земель вынудила часть населения вновь освоить лесостепные районы, усиливается социальное расслоение, выделяется военная знать. Вновь начинает развиваться комплексное хозяйство, включая полуоседлое и оседлое земледелие.

Памятников ранних кочевников на территории изучаемого региона достаточно много. В районе Костаная есть ряд курганов и курганных групп - в 2 км от п. Амангельды, на опушке березового леса. В 1955 году обследован КАЭ (Г.И. Пацевич), в 3 км к северу от пос. Красный Партизан, на выступе верхней террасы левого берега р. Тобол. В I955 году обследован КАЭ (Г.И. Пацевич), в районе с. Кунай, обследован А.Л. Аниховским еще в I900-1902 г.г. На северной окраине г. Костаная, за первым логом случайно был обнаружен каменный жертвенный столик с головой барана, также датируемый эпохой ранних кочевников.

Лесостепи Притоболья в данный период населяли угорские племена, вошедшие в историю как «сыпыр». Сведения об этом народе остались лишь в устной историологии сибирских тюрков. Так, в легендах барабинцев рассказывается о времени, когда в Сибири не было «ни лесов, ни болот, а только степи, жил тут народ сыбыры… Однажды с севера надвинулись тучи и пошли дожди. Из земли стали расти деревья. Появились леса, озера и болота… Тогда часть сыбыров решила покинуть родину и уйти куда-то на юг… Другие же остались, не желая уходить… и по имени этого народа и была названа Сибирь».18

Возможно, именно ко времени обитания в регионе угро-финских народов восходит один из наиболее древних топонимов – Тобол (Тобыл). По крайней мере, все попытки объяснить его происхождение исходя из данных тюркских языков пока остаются неубедительными. В то же время, ряд исследователей считает топонимы с формантом -бол (-бал) ойконимом угорского происхождения.19 Если учитывать, что «ты» в некоторых современных угорских языках означает «озеро», то гидроним «Тобол» мог происходить из одного из древнеугорских языков и означать «поселение у воды».

После бурной эпохи «Великого переселения народов» господство над евразийскими степями перешло к тюркам, создавшим свое могущественное государство. По сведениям археолога В.А. Могильникова, тюркские памятники отмечаются в этом районе с VI века.20 Примерно с VIII века в Центральном Казахстане складывается кыпчакское объединение, которому суждено было сыграть особую роль в формировании казахского народа. В данный период, в VIII - ХIII веках в рамках кыпчакского объединения начинает складываться казахский этнос.21 Фактически, с проникновением кыпчакских племен в степное Притоболье, эти земли стали частью этнической территории казахов.

Первые упоминания о появлении монголов в тобольских и торгайских степях связаны с событиями 1216 года, когда монголы нанесли кыпчакам поражение к западу от верховьев Тобола у рек Кумак и Жарлы. Монголам в ходе нескольких военных походов в 1218 – 1236 гг. удалось покорить кыпчаков и включить всю современную территорию Казахстана в состав Монгольской Империи. В 1224 г. Чингисхан разделил земли, входившие в состав Монгольской империи, между четырьмя сыновьями. Полученные ими земли принято называть улусами. Старший сын Джучи получил все земли к западу от Иртыша, низовья Амударьи, т.е. Хорезм, а также низовья Сырдарьи.

Монгольская империя и её улусы делились на два крыла – белое (управлялось соправителем хана) и синее (управлял сам хан). Соответственно и в улусе Джучи такое деление сохранялось. При чём каждое из этих крыльев так же составляло два крыла такой же расцветки. Таким образом, при потомках хана Бату в Белой Орде Западного Дешт-и-Кыпчака правил Ногай, а в Белой Орде Восточного Дешт-и-Кыпчака соправителями потомков Орда-Еджена стали Шибаниды.

Притобольские степи вместе с Приаральем, Южным Уралом вошли в улус Шибана, одного из сыновей Джучи. О политической жизни улуса Шибанидов в XIII-XIV абсолютно ничего неизвестно. Известно лишь, что Менгу-Тимур (1265-1282) подтвердил права сына Шибана Бахадура на владение Белой Ордой Восточного Дешт-и-Кыпчака. У Бахадура было два сына: Джучи-Бука и Кутлук-Бука.22 Правнук Джучи-Буки – Бек-Конды-оглан рассматривается российским исследователем А.Г. Нестеровым в качестве основателя ветви Сибирских Шибанидов, владевших улусом в Северо-Западном Казахстане с центром в степном Притоболье.23

Хотя Золотая Орда и была создана и возглавлена монголами, основным его населением были тюрки – кыпчаки, государственным языком – кыпчакский, правда, мигрировавшие в Дешт-и-Кыпчак немногочисленные выходцы из Монголии (среди которых были и тюрки – кереиты, найманы и онгуты), дали свои этнонимы местному населению. В частности, В.Трепавлов, специально изучивший данный вопрос, отметил, что, «кипчакские кочевые общины, что расселились на территории, отведенной в юрт (пространство для кочевания) мангутам, приняли по степному обычаю их этническое имя… Подобная же трансформация произошла с кипчаками, оказавшимися в юрте монголов-хонкиратов: «получились» тюрки-кунграты; то же с кереями, найманами и т.п.».24 Другими словами, монгольское нашествие не привело к смене населения и степное Притоболье продолжало оставаться частью этнической территории протоказахского этноса.

К этому периоду относится одно из самых ранних упоминаний реки Тобол в письменных источниках. Связано это с походом эмира Тимура против золотоордынского хана Токтамыса. В 1391 году Тимур, собрав огромные войска, выступил в поход из долины Сырдарьи на север, через Центральный Казахстан. В конце апреля воины армии «достигли местности Иланчук (Улы-Жиланшик – авт.) и остановились (там). Перейдя через реку Иланчук, через 8 дней они прибыли на местность Анакаркуюн».25 Шараф-ад-Дин о тех же событиях сообщает следующее: «откочевав оттуда (из Улытау – авт.), шли, охотясь, и, дойдя до реки Иланчук, сделали привал, а (затем) переправившись через реку, 8 дней спустя добрались до местности Атакарагуй».26

М. Иванин предположил, что Атакарагуй или Анакарагуй в источниках – не что иное, как Аманкарагайский бор.27 Это предположение не лишено оснований, так как расстояние между долиной Жиланшика, расположенной на территории Амангельдинского и Жангельдинского районов, и Аманкарагаем не больше 400 километров, поэтому, делая 50-километровые дневные переходы, армия Тимура вполне могла покрыть это расстояние за 8 дней. В связи с истощением запасов продовольствия, Тимур объявил о начале большой облавной охоты, которая проходила к северу от Аманкарагая. «Так, как с начала благословенного похода прошло почти 4 месяца и у солдат не оставалось более съестных припасов, …в субботу 1 джумади (6 мая – авт.) Тимур назначил охоту, и когда тавачии объявили эмирам правого и левого крыла, то войско отправилось на облаву. Оцепив всю ту бесконечную равнину, они согнали бесчисленное множество зверей и птиц и через 2 дня произвели травлю. Благодаря счастливой звезде царя, прибежища мира, войско убило столько оленей, антилоп - сайг, лосей и разной другой дичи, что, несмотря на такое оскудение, которое произошло (перед тем), при столь непомерном изобилии брали жирное и оставляли тощее», описывает данные события Шараф-ад-Дин.28

Упоминание среди иной дичи лосей, позволяет предположить, что охота прохо-дила в лесостепной зоне в окрестностях современного Костаная. Лось для воинов Тимура оказался диковинкой, Шараф-ад-Дин, описывая эти события, сделал специальную оговорку в своем труде: «между прочим, они (воины Тимура – авт.) в той степи нашли род антилоп, которые больше буйвола и подобных которым они никогда еще не видели. Монголы называют их кандагай, а дештцы (кыпчаки – авт.) - булен».29 После охоты и смотра войска в районе Аманкарагая, армия Тимура форсировала Тобол, названный в источниках «Тобал» и Урал (Йаик) и в июне 1391 года разгромила войска Токтамыса. О существовании оседлых населенных пунктов в районе современного г.Костаная в средние века свидетельствует случайная находка в 1955году в песчаном карьере, на правом берегу р. Тобол, в километре от переправы, фрагментов неполивной керамики XIV-XVII в.в.

Таким образом, территория, на которой сегодня располагается город Костанай, издавна был местом обитания человека, население этого региона прошло сложный путь становления и развития общества, участвуя в исторических процессах, приведших к сложению казахского этноса и казахского государства.