Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Формирование собственно казахского этноса связано с периодом распада Золотой Орды. В результате бурных событий и междоусобных столкновений в середине XV века распадается один из последних осколков Золотой Орды в казахских степях – владение Абулхаира, на его основе образуется три новых государства, взаимоотношения которых на протяжении следующих 150 лет определяли политическую историю Казахстана – Казахское ханство, Мангытский Йурт, Сибирское ханство. Территория современной Костанайской области к западу от р.Обаган вошла в состав Мангытского Йурта, известного в литературе как Ногайская Орда.

С начала XVI века на земли мангытов начинают претендовать казахские ханы. Согласно степной традиции Мангытский Йурт формально являлся правым крылом Казахского ханства и его правители Мурындык (Бурундук – авт.) и Касым решили воспользоваться междоусобицами среди мангытской знати и захватить Западный Казахстан. Уже в 1504 году Мурындык правит в Сарайчике в низовьях Урала, а Мангытски Йурт формально признает его власть. В 1513 году мангыты участвуют в военных акциях Касым-хана против Ташкента и Туркестана, но их стремление к независимости привело к тому, что Касым в 1519 году организовал крупный поход в Западный Казахстан. Мангыты были разгромлены и все земли к востоку от Волги были включены в состав Казахского ханства.

Таким образом, в 1519 году степное Притоболье вошло во владения казахских ханов. Население здесь не сменилось, Касым даже оставил у власти местных правителей улусов.30 Правда, после смерти Касыма в 1521 году, его преемник Тахир-хан не смог сохранить завоеванное и в 1523 году был вынужден отступить в Юго-Восточный Казахстан.

В середине XVI века ситуация в регионе резко изменилась. В 1552 году русские войска взяли Казань, через два года пала Астрахань. Мангытский мурза Исмаил начал открыто поддерживать Москву и в 1555 году он убил своего брата Юсуфа и занял бийский престол. Сыновья последнего присоединились к Хак-Назару и начали затяжную войну с Исмаилом. Ослаблением мангытов сразу же воспользовались казахи. Хак-Назар в 1557 году напали на мангытские кочевья на Урале и Волге. Отбиться удалось только при помощи стрельцов из Астрахани. Смерть в 1563 году Исмаила и вовсе развязывает руки противников мангытов. В 1570 году Башкирию захватили русские, в 1568 и 1570 годах Хак-Назар вновь нападает на кочевья мангытов в Западном Казахстане. В результате ему удалось установить свою власть на огромной территории, в которую вошли степное Притоболье.

Кроме казахов, на территории современной Костанайской области в конце XVI – начале XVII века кочевали калмыки, башкиры, сибирские татары, бежавшие в степь после присоединения Сибири к России. Так, в 1600 году по р.Уй кочевали башкиры рода каратабын. В 1603 году «зимовал ногайский мурза Урус Алтыулова улуса на Обуге реке (Обаган)…перешел тот мурза на Ую реку сее весны, от Тобола реки в днищо вверх по Уе реке», т.е., на севере современного Федоровского района.31 В июле 1603 года мангыты и сын Кошима Али разбили подвластных России башкир и тобольцев (сибирских татар) на р. Тогузак.

Западно-монгольские племена калмыков или ойратов в конце XVI века кочевали в верховьях Иртыша, какая-то часть их была подчинена казахскому хану Тауекелю. В начале XVII века калмыки пытались выйти из зависимости, но в 1604 году потерпели поражение. Тогда же начинается их миграция в западном направлении. Один из калмыцких тайшей Уруслан, захватив в плен русского подданного башкира Тохлубая, говорил ему: «кочуем де мы все таиши здесе по Тоболу реке».32 Другой калмыцкий тайша, Куралай, сообщал, что «большие тайши Байбагиш со товарищи прикочевали со всеми своими улусы по Тоболу реке меж Тюмени, от Уфы за два днища от Уфинской волости от Каратабыни (т.е. от башкирского рода каратабын – авт.).33 Боярский сын Д.Черкасов, посланный к тайше Талаю, обнаружил «на Обуге реке, на черном лесу» калмыкские кочевья тайши Карабуки, а далее, в верховьях Обагана кочевали «малые» тайши Бобуга, Кузенек и Каназар.34 В 1633 году отряд тюменских служилых людей напал на калмыцкие кочевья «на урочище на Тогузаке».35 В 1638 году о калмыцких улусах на р.Тогузак сообщает посол Ф.Алабашев: «видел де…за рекою Тоболом на речке Тогузаке колмацких кочевных людей».36

К этому же времени, по всей видимости, относится появление топонима Костанай. Следует отметить, что среди башкирского рода табын, подрод барын, есть подразделение кустанай. В составе подрода каратабын того же рода есть подразделение тогузак.37 Учитывая то, что данные группы сформировались не позднее XVI – начала XVII века, а топоним Тогузак уже в это время надежно фиксируется по письменным источникам, следует предположить, что и топоним Костанай появился не позднее начала XVII века. В связи с этим, гипотеза о происхождении названия местности от имени родоначальника Тинея или двух девушек – не более, чем народная этимология, не соответствующая действительности. Требует серьезной проверки и высказываемя в последние годы гипотеза о связи топонима Костанай и именем Костан-батыра – известного эпонима рода кошебе-керей, жизнь и деятельность которого должна приходиться как раз на этот период – начало XVII века.

Длительная и ожесточенная война калмыков с Казахским ханством шла с переменным успехом и это отражалось на Притоболье, ставшим тылом калмыков. В последней трети XVII века ситуация в степном Притоболье изменяется. Калмыки окончательно разделились на две части. Восточные калмыцкие улусы, объединенные в составе Джунгарского ханства, в этот период концентрируются на землях между Ишимом и Иртышом, а острие внешнеполитической активности было направлено на юго-запад – в Семиречье и на восток – в Халха-Монголию. Западные же калмыки, которыми в этот период правили Шукур Дайчин и Пунцук, сосредоточили свои усилия на подчинение Мангышлака и Северного Кавказа.

Между владениями Джунгарии и Волжской Калмыкии, в Центральном и Северо-Западном Казахстане закрепляются казахские владетели, в постоянном союзе с которыми выступают каракалпаки. В 70-х гг. XVII века отдельные группы каракалпаков кочевала в верховьях Урала и Эмбы, их отряды участвовали в восстаниях башкир против Москвы.38

Таким образом, мы можем утверждать, что в 60-х гг. XVII века, после ухода основной массы калмыков в Волго-Уральское междуречье, степное Притоболье окончательно вошло в состав Казахского ханства, а жившие здесь казахские рода объединились с родственными родами Центрального и Южного Казахстана. Вместе с тем, на всем протяжении средневековой истории территория Костанайской области была полиэтнической территорией, где наряду с казахами и их предками – кыпчаками обитали предки туркмен – огузы, башкиры, татары, калмыки и каракалпаки.

В начале XVIII века положение Казахского ханства значительно ухудшилось, что сразу же сказалось на казахско-русских отношениях. Во-первых, казахи подверглись широкомасштабной агрессии со стороны Джунгарии, потеряли часть своих земель в Южном Казахстане, включая важные городские центры. Во-вторых, петровские реформы привели к техническому перевооружению и модернизации российской армии. Казахский посол в Джунгарии говорил: «прежде всего ходили мы войной воеватца в Русь Тобольского уезду…и многих де русских людей побивали, а иных де брали в полон многое ж число, а ныне же русские люди стали в оберегательстве».39

Посольства ханов Тауке и Каипа в 1715-1716 гг. заложили определенные основы для дальнейшего налаживания мирных отношений между двумя государствами, однако военное поражение от джунгар в 1723-1725 гг. и кризис казахского государства привел к ослаблению центральной власти и проведению многими казахскими владетелями самостоятельной политики в сибирских землях. С другой стороны, усиливается экспансия России в лесостепной зоне Сибири, русские поселения начинают проникать все дальше на юг. Причина дальнейшего продвижения русских на юг со стороны таёжного Зауралья, была вызвана особенностями этого края, он был менее богат пушными ресурсами, но здесь были благоприятные условия для развития пашенного земледелия, что и было использовано российским правительством. Существовала насущная потребность в хлебе для служилых людей Сибири, т.к. после выхода царского указа от 1685 года поставки продуктов из Европейской России прекратились в виду их невыгодности и дороговизны. Это сразу заставило искать новые ресурсы для обеспечения продовольствием.

Колонизация Северного и Западного Казахстана во многом была облегчена той ситуацией, которая сложилась в самом Казахском ханстве. После смерти хана Тауке в 1715 году и хана Каипа в 1718 году начинается ожесточенная борьба за власть между различными группировками политической элиты, что в совокупности с тяжелейшей внешнеполитической обстановкой привело к расколу государства. Ряд казахских правителей в поисках союзника в борьбе с джунгарами с одной стороны и своими противниками во внутриполитической борьбе с другой, пытаются наладить контакт с внешними силами, в частности с Россией. Так, молодой, авторитетный, но неродовитый султан Абулхаир, получивший в 1718 году титул хана, обратился к России с просьбой о заключении неравноправного военно-политического союза. Этот шаг хана совпал с устремлениями части верхушки Младшего и Среднего Жузов, заинтересованной в торговом и политическом сближении с Россией. Благодаря поддержке ряда биев и батыров Абулхаиру удалось в 1731 году юридически закрепить протекторат России над Северо-Западным Казахстаном.

Степное Притоболье входило в состав владений Абулхаира и достаточно рано стало объектом колониальной экспансии России. Опираясь на поддержку хана российские власти начинают активно укрепляться на казахско-башкирской границе. Центром колонизации региона становится Оренбург (ныне – г. Орск), основанный в 1743 году. Таким образом, уже в 1743 году русские поселения пересекли вдоль Оренбургскую губернию, разделив два братских народа - башкир и казахов.

В 1739 году последовал указ генерал-лейтенанту князю Урусову: «…а от Верхояицкой пристани, вниз по реке Ую и по реке Тоболю до Царева Городища, также строить крепостцы и селить; а ежели такия крепкия и к поселению удобныя места одно от другаго в дальнем разстоянии, а именно, не ближе пятидесяти или сорока верст придет: то между поселения поделать малые редуты для содержания караулов и убежища от неприятеля проезжим людям, и при тех редутах иметь высокия караульни на столбах, дабы с одной до другой часовым видеть и неприятеля усмотреть было можно, и чтоб от редута до редута, или пушечным выстрелом, или чрез зажжение маяков дать знать было можно».40

Процесс создания укрепленной линии и казачьих поселений сопровождался изъятием земель у казахов, особенно пастбищ по рекам Ую, Тоболу, Уралу, наиболее ценных с хозяйственной точки зрения. Дефицит пастбищ, вызванный этим, привел к резкому падению авторитета хана Абулхаира. После его убийства в 1748 году земли между верховьями Урала и Тобола переходит к его сыну Ералы-султану, а правобережье Тобола к султану Абылаю.

К концу 60-х годов Абылай-султану удалось укрепить верховную власть на большей части Казахстана. Средний и Старший жузы полностью подчинялись ему, со многими правителями Младшего жуза он родственно был связан династийными браками, хан Батыр и султан Ералы были его союзниками и даже Нуралы-хан был вынужден с ним считаться. Уже в этот период Абылай начинает в официальной переписке именоваться ханом, хотя формально верховным правителем остается престарелый Абулмамбет.

В 1752 году к Абылай-султану был направлен капитан Яковлев, целью которого было привлечение на российскую службу джунгарских нойонов Амурсаны и Даваци, находившихся в кочевьях Среднего жуза. Встреча Яковлева с султаном произошла на в районе современного Костаная, на р. Тобол в Аракарагайском бору. Российский посол пытался убедить Абылая отказаться от похода против джунгар и отослать мятежных нойонов в Россию, обещая покровительство пограничных властей. Однако миссия закончилась провалом, и Яковлев был вынужден вернуться ни с чем.41

После смерти Абылая в 1781 году его место занял хан Уали (1781-1819 гг.). В эти году обстановка в приграничных районах продолжала оставаться спокойной. После смерти Абылай-хана сложились условия для более активного проникновения России на земли Среднего жуза. Жалобы султанов и родоправителей на Уали-хана, адресованные пограничной администрации использовались как удобный повод для включения территории Север­ного и Восточного Казахстана в состав империи. Более того, правитель­ство рекомендовало поощрять такие обращения и просьбы, подкупать родоправителей наградами, подарками и чинами. Планировалось приобщение казахов к пахотному земледелию, сенокошению и, как следствие, к оседлости. Это позволило бы лучше контролировать их и при­близить население степи к жителям внутренних губернии.

В начале XIX века пограничными властями был предпринят ряд мер военно-разведывательного характера. В 1815 году из Усть-Уйской крепос­ти к верховьям Тургая была направлена экспедиция, состоящая из 1617 человек, в том числе 330 казаков, более 1080 башкир, 100 пехотинцев при двух орудиях, во главе с подполковником Феофилатьевым. Главной целью этой экспедиции было изучение залежей свинцовой руды и разведывание удобных путей, ведущих к ним.42 В 1816 году с Иртышской линии была направлена подобная экспедиция под командой И.Шангина из 200 человек и отряд Ф.Набокова из Пресногорьковской крепости, состоящий из 150 казаков.43 Кроме научных и разведывательных целей, эти экспедиции также демонстрировали военную силу Российской империи и возможность русских войск достичь любой точки Казахстана.

Как видим, в начале XIX века политика России в Среднем жузе стано­вится более активной. Это было вызвано как ослаблением Казахского хан­ства во время правления Уали-хана, так и усилением влияния Российской империи в регионе. Все мероприятия колониальных властей имели цель подготовить почву для включения Северного и Восточного Казахстана в состав империи.

В работе Г.Спасского «Киргиз-кайсаки Большой, Средней и Малой орды», опубликованной в «Сибирском вестнике» в 1820 году содержатся интересные сведения о размещении казахских родовых подразделений на территории современного Казахстана.44 В конце XVIII – начале XIX века согласно сведений Г.Спасского, на территории, прилегающей к будущему Костанаю, а также в сопредельных землях кочевали рода и племена казахов: тысяча семейств кыпчаков под управлением Толеген-батыра кочевали между Ишимом и Обаганом; тысяча семейств кереев под управлением старшин Тонгашы и Бекболата кочевали от верхнеуральской до Усть-Уйской крепостей; там же, по Тоболу, Аяту и Ую до Усть-Уйской крепости кочевали 3 тысячи семейств кыпчаков под управлением старшин Маметека и Есмурата; там же кочевало 2 тысячи семейств танабуга-кыпчаков под управлением старшин Шолпана и Толегена; на этих же землях кочевало 2 тысячи кольденен-кыпчаков под управлением старшин Тастемира и Кунак-бия, а также султанов Джихангира и Бабы, сыновей хана Младшего жуза Каипа.

Наиболее крупная группа казахов родов сарыжетим-аргынов, включающая до 8 тысяч семейств под управлением Барак-батыра, Сексен-бия, Айтура, Байтана и Ождана и 6 тысяч семейств шакшак-аргынов под управлением Муса-батыра, Менлибай-батыра и Шарапас-бия находилась под властью султана Жумы, сына Кудайменде. Кочевали подданные Жумы на обширной территории от Тургая до Аята, Тобола и Обагана.45

Как мы видим, казахи северо-восточной части степного Притоболья возглавлялись родственниками Каип-хана. Последний в 30-40-х гг. XVIII века был ханом каракалпаков, в 1747-1751 гг. ханом Хивы, а в 1786-1791 гг. ханом приаральских казахов.46 Аргыны управлялись племянником Каипа Жумой, кыпчаки – его сыновьями Джихангиром, Бабой и Усен-Газы, кереи – его внуком Естеком.

Правление хана Уали, не пользовавшегося большим авторитетом среди казахов, привело к ослаблению Казахского ханства. Уже в 1817 году притобольские кыпчаки провозгласили ханом Жанторе, сына Джихангира, а аргыны – Жуму, сына Кудайменде. Таким образом, в начале XIX века Притоболье фактически вышло из-под контроля Уали. Фактически власть оказалась в руках родовой знати, в частности наибольшим авторитетом пользовались аталык хана Жумы батыр Муса Даутов, внук Жанибек-тархана и аталык хана Жанторе бий Маметек Жаугашаров. Кроме аталыков, ханская власть ограничивалась советом из четырех накибов, избираемых из среды родовой аристократии.

После смерти в 1821 году хана Уали его преемником был объявлен Губайдулла, но пограничные власти планировали ввести на территории Казахстана новую систему управления, поэтому в 1822 году был предпринят ряд мер по ликвидации ханской власти и распространению влияния России на казахские степи. Согласно «Устава о сибирских киргизах» степь делилась на внешние округа, управляемые ага-султанами и волости во главе с кши-султанами. В центре каждого округа планировалось возвести приказ-крепость и административный центр, где располагалась администрация округа и военный гарнизон. Таким образом, пограничные власти намеревались привлечь на свою сторону влиятельных султанов, оттесненных на второй план Губайдуллой и влиятельными биями. Этот план блестяще удался. Как только проект «Устава» был распространен среди казахов, влиятельные султаны стали предлагать свои услуги в надежде стать ага-султанами и получить поддержку российских властей.

Летом 1823 года в Петропавловскую крепость прибыли посланцы от Жумы, заявившего о своем желании учредить между Ишимом и Тоболом Аргынский внешний округ.47 Аналогичные предложения стали поступать и от других султанов. Губайдулла, еще в 1822 году побывавший в Петропавловске и ознакомившийся с проектом «Устава», решил опередить своих оппонентов и основать приказ в Кокшетауских горах, недалеко от своей ставки. В 1824 году были основаны Каркаралинский и Кокшетауский приказы.

Тогда же был утвержден «Устав об Оренбургских киргизах», согласно которому Младший и западные районы Среднего жуза отходили в ведение Оренбургского генерал-губернаторства и разделялись на три части. Северные регионы Костанайской области стали центром Восточной части казахов Оренбургского ведомства. После этого Жума Кудаймендин, амбиции которого стать ага-султаном, остались не реализованными, перешел в Оренбургское ведомство и стал султаном-правителем Восточной части, в должности которого пребывал до 1830 года. Ставка султана-правителя располагалась напротив Усть-Уйской крепости, в западной части совр. Мендыгаринского района. Территория современного Костаная вошла в Восточную часть казахов Оренбургского ведомства.

С 1830 по 1835 год должность султана-правителя занимал Жанторе, похороненный у озера Жолжурген (совр. Федоровский район), с 1835 по 1841 год – Шотай Бахтыгереев, с 1841 по 1851 - его Ахмет Жантурин, также похороненный у оз.Жолжурген, с 1851 по 1869 год – Мухаммед Жантурин, похороненный в урочище Кенарал (Федоровский район).48

Согласно рапорту султана А.Джантурина председателю Оренбургской пограничной комиссии генерал-майору М.В.Ладыженскому, в 1844 году в окрестностях Аракарагайского бора кочевал начальник 42 дистанции Айтока Калданов, возглавлявший аулы алтыбас-кышпак.49

Согласно сведениям губернского секретаря Половоротова, бывшего письмоводителем при правителе Восточной части, в 1846 году у бора Ара-Карагай кочевали аулы узын-кыпшаков, бием которых был хорунжий Балкожа Жамбыршин, дед выдающегося казахского просветителя Ибрагима (Ибрая) Алтынсарина.50 В материалах, собранных чиновником особых поручений Д,Андре, есть более подробное перечисление биев Оренбургского ведомства, кочевавших между Тоболом и Уем на территории совр. Костанайского района. Это узын-кыпшаки Балгожа Жамбыршин, Байтоке Калданов, Тлесбай Мендыбаев, Акдаулет Канаужин, Бакай Рахметов. 51

Представители казахской знати. XIX век.
Представители казахской знати. XIX век.

Тот же Половоротов в 1850 году писал о бие Балкоже: «с отличными умственными качествами, имеет дар слова, завидных способностей и понятий к рассуждению в делах орды и разрешению по оным трудных вопросов, образования очень хорошего.…Имея сильное влияние на однородцев своих…он известен не только в Восточной орде, но и в других под первым классом биев».52

Период 1824-1864 гг. был переломным в хозяйственной и культурной жизни народа. Административные реформы 1822-1824 гг. во многом остались на бумаге. Перед колониальным аппаратом стояла задача провести в жизнь положения «Уставов», подчинить казахские аулы русским властям. В 1831 г. среди прилинейного населения были организованы административные единицы для регулирования учета населения и сбора податей – дистанции. Дистанционные начальники обязаны были выполнять все предписания и распоряжения султана-правителя, пограничной комиссии, военного губернатора и линейного начальника, а также пресекать выступления против русских властей. Дистанции делились на старшинства. Дистанционные начальники и старшины назначались Оренбургской администрацией. В 1844 г. было принято «Положение об управлении Оренбургскими казахами». Кроме разделения на части и дистанции, были введены должности попечителей из русских чиновников, контролировавших действия казахской администрации. Была ликвидирована самостоятельность казахских аулов, административные единицы стали организовываться без учета родоплеменного деления казахов.

Таким образом, территория степного Притоболья в целом и окрестности Аракарагайского бора в частности, недалеко от которого позже возникнет город Костанай, были издавна населены и находились в центре многих исторических событий прошлого. С вхождением казахских степей в состав Российской империи и проведением административных реформ 1867-1868 гг. завершается предистория и начинается собственно история города Костанай.