Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Благоустройство города

Кустанай в начале 20-х годов внешне представлял собой захолустный провинциальный город. Изменение административного статуса – с апреля 1921 года Кустанай стал губернским центром – не слишком исправило ситуацию: «Чин «губернского города» обязывает к соблюдению чистоты на улицах. У нас же в Кустанае …валяются на улицах (Гоголевская ул.) дохлые собаки и курицы, которые усердно прессуются колёсами проезжающих телег и заставляют отплёвываться прохожих».307

Неоднократно поднимался вопрос о строительстве мостов и переправ через Тобол. Уже в 1920 году сообщалось о «временной достройке» моста через Тобол. В октябре 1922 года мост был в очередной раз отремонтирован «…на этот раз наиболее внимательно и надёжно. Мост довольно устойчиво установлен на козлах, не заливается водой и, главное ширина настила его позволяет одновременно проезжать в оба конца. Спуск тоже значительно расширен и склёпан».308 Временные мосты были в основном деревянными, постоянные – на железобетонной основе с деревянным настилом. В апреле 1923 года определялось местоположение нового постоянного моста через Тобол.309 Для большинства населения обычным способом пересечения главной городской артерии были брод, лодки, плоты. В период весенних разливов Тобола переправа поддерживалась на паромах.310

Постоянный мост через лог Абильсай (построенный в 1920 году) находился в начале улицы Калинина (прежнее название – Николаевская, нынешнее – Алтынсарина). Его состояние в июне 1923 года было таково, что его называли в народе не иначе как «чёртов мост», о чём сообщалось в письме читателя газеты «Красная Степь»: «В одно время могут быть комхозу предъявлены десятки счетов за поломанные колёса бричек и телег и за увечья лошадей проезжающих по мосту граждан. Не мост, а место испытания в искусстве править лошадью: на вершок влево дыра, вправо тоже…»311

История создания и ремонт некоторых городских мостов становилась поводом для споров и дискуссий. Так, мост через лог Абильсай по улице Самарской улице (в советское время ул. Куйбышева, ныне – ул. О. Козыбаева) был построен в дореволюционный период купцом Архиповым, в 1921 году мост перестраивался Комгосором, а окончательно введён в строй для собственных нужд мельницей «Красное знамя» (бывшая Архипова). Мельнице было предложено либо исправить мост, либо закрыть. Функции по ремонту моста попытались переложить на Губернский отдел местного хозяйства, на что его заведующим Пановым в открытом письме в газету «Красная степь» заявлялось: «…Сооружение это Губ. Отделом Местного Хозяйства не строилось, работой первостепенной важности не признано, а потому, предполагая лишь на развитие застройки находящейся на правом берегу лога Абильсай Рабочей слободки, означенная работа внесена в план дорстроя на 1929 год».312

С целью борьбы с наводнениями Горсоветом устраивались плотины на логах Константиновича (Челоксай) и Абиль-сай. Необходимость строительства плотин также объяснялась удержанием воды в логах для тушения пожаров на городских окраинах.313

Отношение к пожарной части Кустаная в начале 20-х годов часто было диаметрально противоположным: от иронического (в среде простых обывателей) - за бездеятельность; до серьёзного (на административном уровне) – за спасение народного достояния, с объявлением благодарностей.

Снаряжение кустанайской пожарной команды к июлю 1922 года было следующим – 14 лошадей, 8 бочек, 2 основные и две запасные паровые машины, «…багры и прочие принадлежности - все это в образцовом порядке в любой момент готово двинуться туда, где появится красный петух. По словам брандмейстера в течение, самое большее, полутора минут на дворе никого уже не останется».314 Пожарные нередко доказывали свою дееспособность, проявляя героические усилия при тушении. Об одном из таких фактов сообщала газета «Степная заря»: «21 марта с.г. (1923 – С.С.) в 5 ч. 10 м. утра от невыясненных до сего времени причин государственная текстильная фабрика внутри начала загораться и огонь угрожал всей фабрике. К месту пожара явилась команда пожарников, коим помощи как со стороны гормилиции, так и частных лиц оказано не было. Пожарники во главе с брандмейстером т. Гореловым и помбрандмейстером т. Томилиным, не взирая на отсутствие специальной прозодежды, стоявшего в то время сильного мороза, вымокая в воде с очевидной опасностью для здоровья энергично принялись за своё дело и в течение 2-х часов пожар был прекращён и тем самым предотвращена возможность уничтожения огнём всей фабрики. Отмечая высокую и самоотверженную работу отличившихся пожарников: тт. Храмова И., Баженова А., Картунова А., Чикункова А. и Лысенко Ф. во главе с брандмейстером Гореловым и помбрандмейстером Томилиным, так упорно постоявших в борьбе за спасение столь ценного для Республики достояния, последним от имени службы выражаем благодарность».315

При Губкоммунхозе летом 1923 года в городе создавалась добровольная пожарная дружина.316 Не всегда пожарные проявляли расторопность и становились объектом для насмешек: «Эх вы пожарники! Кур бы вам пасти!..»317

В начале 1923 года горсоветом был выработан план благоустройства города: тротуары на главных улицах, обнесение городских садов заборами.318 Для организации пожарного дела в январе 1923 года была выписана паровая машина и закуплены лошади в пригородных посёлках.319 Свободные помещения и здания восстанавливались, муниципализировались, с целью предоставления служебных помещений, квартир.

При помощи электричества теперь освещались и улицы города. Первоначально электроэнергия использовалась только в вечернее время, и лишь к осени 1923 года увеличение мощностей позволило «…снабжать город электричеством всю ночь».320 Электро­станция оказывалась не в состоянии обслуживать весь город по причине нехватки средств.321 Об этом постоянно сообщала местная пресса: «…наша станция не освещает наши улицы, не только отдалённые от центра, но и центральные… Лампочку Ильича надо дать на захолустные улицы городских окраин, посёлка Красный Пахарь, Татарской Слободки… Семиозёрка и та лучше освещается».322

В ведении почтово-телеграфного ведомства находилась телефонная связь. Имущество, аппараты и коммутаторы частью были вывезены из города «белыми». В начале 1920 года работало 26 абонентов.323 Первоначально телефонная связь восстанавливалась для пользования военными, а с декабря 1923 года поставлена на баланс Губкомхоза.324 В начале 1924 года по городу было установлено 50 аппаратов. Несмотря на прибыльность телефонного ведомства, отмечалось, что треть пользователей телефона не оплачивали абонентскую плату.325

Разрушение Михайловской церкви на одном из социалистических субботников, г. Кустанай 1920 год. Фото. ГАКО. Оп. 1-П. Ед. хр. 238
Разрушение Михайловской церкви на одном из социалистических субботников, г. Кустанай 1920 год. Фото. ГАКО. Оп. 1-П. Ед. хр. 238

Систематически в городе с начала 20-х годов начали проводиться коммунистические субботники (либо воскресники). Первые субботники проводились исключительно с пропагандистскими целями. Первоначально, их инициаторами были воинские части г. Кустаная, затем к ним подключились все управленческие структуры.326 Особое внимание в проведении субботников властями начало уделяться озеленению города. Посадка деревьев и уборка городских территорий приурочивалась к первомайским праздникам. Так, 2 мая 1923 года объявлялось городскими властями «Днём древонасаждения».327 Сентябрьский Всемирный день юношества ознаменовывался проведением «Дня леса», в который планировалась закладка «…новых лесных площадей, садов, парков, как в городах, так и в посёлках».328 Посадка деревьев осуществлялась вокруг административных зданий, а также в скверах, парках и садах. Дабы она не велась впустую, места озеленений огораживались, о чём сообщалось в специальных постановлениях: «Настоящим подотдел благоустройства доводит до сведения всех граждан гор. Кустаная, - говорилось в объявлении от 19 мая 1923 года, - что проезд на площади Свобода ввиду ограждения её под зелёное насаждение колючей проволокой закрыт».329 Администрация прибегала к принудительной посадке деревьев, при этом наиболее распространённой стала высадка тополей (их активно высаживали и до революции), как породы в наибольшей степени спасающей воздух от пыли и сильных ветров.330

Коммунальное хозяйство города приводило в порядок сады и площади. Весной 1923 года в центральном парке и парке на Михайловской площади вместо старых, было установлено 40 специальных садовых скамеек. Сад при Михайловской площади был отведён под питомник деревьев и кустарников, а сад при Соборной площади (площади «Свободы») открывался «…для бесплатного пользования публики».331 Открытые сцены в парках становились местом регулярных театрализованных постановок, местом прогулок молодёжи. К 1925 году, проводимые мероприятия превратили центральный сад в «единственное место отдыха в городе».332 Для улучшения снабжения горожан водой предлагалось строительство центрального водопровода.

Несмотря на предпринимаемые хозяйственными структурами усилия, многие строения приходили в негодность, а городские улицы чаще всего представляли собой «…свалочное место для навоза, трупов кошек, собак и домашней птицы. Около самого почти Губкомхоза эти трупы, разлагаясь, распространяют вокруг себя зловоние. И ничего. Комхоз такое «санитарное» состояние города не тревожит. Мер к уборке улиц не принимается никаких. Про колодцы и говорить не приходится. Большинство из них – бассейны для стока навозной жижи. Пора, наконец, обратить внимание на благоустройство города хотя-бы с этой стороны» - об этом извещали газетные публикации в сентябре 1923 года.333 Принимаемые постановления об очистке улиц от нечистот и в дальнейшем не давали положительного результата.

Летом 1924 года граждане города выступили на страницах местной газеты «Красная степь» (И.М. Успенский) с инициативой об устройстве на перекрёстках городских улиц небольших сквериков.334 Однако, эта инициатива, вероятно, погрязла, в ворохе чиновничьих бумаг.

В 1925 году городскому совету предлагалось упорядочить расклейку афиш и объявлений по городу.335 Инициаторами городского благоустройства зачастую становились простые горожане. Так, каменщик-штукатур Иосиф Васильевич Зорин взялся привести в порядок городской родник, о чём не без удовольствия писала местная печать: «У спуска к Тоболу есть родник. Родник этот замечателен тем, что в нём очень хорошая вода. За годы войны и хозяйственной разрухи родник оказался совершенно запущенным и только нынешней весной, по почину каменщика-штукатура гр-на Зорина Иосифа Васильевича, родник опять приведён в порядок. В этом деле на встречу Зорину пошёл горсовет: на ремонт отпустил кирпич, лес, цемент, трубы и пр. материал, за исключением денежных средств, которые Зорин предполагал собрать с граждан и учреждений, пользующихся родником. Но из предполагаемых Зориным собрать 150 рублей, собрано только половина, но и этих не хватает покрыть расходы по ремонту родника. Зорин ходил с подписным листом, но к этому сбору многие отнеслись слишком плохо, дело хромает за нехватком денежных средств». 336

Планы благоустройства города и в дальнейшем оставались прежними: организация подъездов и переправ через Тобол, благоустройство садов, создание спортивных площадок, укрепление логов и т.д.337 8 января 1925 года на заседании технической комиссии в присутствии представителей губисполкома и Городского Совета губернский инженер П.Н. Печатнов озвучил генеральный план будущей застройки города. Согласно нему должна была значительно расшириться городская черта, административный центр предлагалось сместить в район вокзальной площади с памятником В.И. Ленину. Предполагалось строительство новых зданий и фабрично-заводских предприятий. Вокруг города предусматривалась полоса зелёных насаждений. Десятая часть площади новых городских кварталов планом отводилась для садов и скверов. Центральные улицы намечалось застраивать только кирпичными зданиями. Этим планам частично удалось реализоваться.

Новая административно-территориальная реформа, начавшаяся по всей стране с 1923 года, ставила своей задачей преобразование территориальных единиц по принципу экономического районирования. Упразднялись губернии, уезды и волости, вместо них, появлялись области (края), округа и районы. В казахской автономии областное деление первоначально не вводилось. 19 декабря 1925 года Кустанайский уезд был окончательно преобразован в округ с центром в г. Кустанае, начавший функционировать с начала 1926 года. 338