Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Народное хозяйство и трудовой потенциал города

После окончания гражданской войны промышленное производство Кустаная находилось в состоянии разрухи и кризиса. В ходатайстве Кустанайской конторы Центросоюза от 23 апреля 1920 года содержалась просьба об открытии в городе кожевенного завода, механической обувной мастерской, клееваренного завода, завода изделий из рога, костеобжигательного завода, овощно-сушильного завода и «…о переводе из центральных заводов соответствующих машин…».75 Необходимость создания новых производств объяснялась возможным изменением административного устройства города и передачей в его ведение новых волостей и уездов. Но даже губернский статус не позволил Кустанаю стать крупным промышленным центром, а большинство планов так и не были осуществлены.

Состав промышленных предприятий города в 1920 году определялся следующим образом: к крупным – относились предприятия из 30 человек без двигателя, или на 16 человек с двигателем – таковых насчитали 43; все остальные – мелкие. Всего в Кустанае было обследовано 154 предприятия. Основная часть производства – мукомольные предприятия, которые в дальнейшем будут переживать серьёзный кризис в связи с неурожаями и их учёт, в связи с этим будет значительно осложнён. В городе к началу НЭПа было задействовано в промышленной сфере лишь 652 человека.76 Большинство предприятий кустарного типа (а их оказывалось большинство) носило сезонный характер и их количество напрямую зависело от собранного урожая. В них трудилось незначительное количество населения не более 3% от всего наличного и не более 10% работоспособного.

Продовольственный и хозяйственный кризис сопровождался финансовыми трудностями. Многократно росли цены, в городах заработная плата не выплачивалась месяцами. Всё это при условии постоянного «недорода» хлебов, административного давления и роста классовой борьбы с «кулачеством и байством» среди русского и казахского населения, в любой момент могло привести к новому «голодному периоду». В промышленной сфере отдельным предприятиям удавалось удерживаться на плаву, что, судя по отчётам, уже считалось безусловным успехом. Вскоре, действующие производства начали вполне вписываться в плановую систему советского хозяйства. В этой связи интересна история кустанайской текстильной фабрики «Красный ткач».

Ещё в 1919 году Челябинский совнархоз национализировал целый ряд ремесленных производств г. Кустаная, в том числе и пивоваренный завод «Кроль» (Лореца). Изъятый у частного собственника, из-за отсутствия сырья и специалистов он поменял свою первоначальную специализацию. В начале 1920 года на пивзаводе началось производство солодо-ячменного кофе, которого за два месяца было выработано 248 пудов. Запас ячменя и топлива был израсходован, после чего начались поиски нового применения заводских помещений. В итоге, именно здесь будет расположена текстильная фабрика. Ещё 13 ноября 1919 года председателем Кустанайского уездного совнархоза Б.Н. Леонтьевым было предложено развивать в городе ткацкое производство. Инициатива была одобрена Всероссийским совнархозом и начались поиски подходящего для перевода фабричного оборудования. В июле-августе 1920 года из Коломны по железной дороге (6 вагонов груза с 8 станками) начала перевозиться в Кустанай текстильная фабрика бывшей коломенской фабрикантки Жучковой. При полной загруженности фабрики её производительность могла составить 115 тысяч сукна в год при 105 работающих.77

Кустанайский пивзавод.  Здесь в 1920-1925 годах располагалась текстильная фабрика «Красный ткач».  Фото из фонда областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.
Кустанайский пивзавод. Здесь в 1920-1925 годах располагалась текстильная фабрика «Красный ткач». Фото из фонда областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.

Установка станков задержалась в связи с недостатком строительных материалов и специалистов. Подготовительными работами руководил челябинский инженер В.И. Куренков, который сообщал на междуведомственном совещании Совнархоза от 14 декабря 1920 года, что «…он по сбору ткацких станков также не специалист, а поэтому необходимо принять меры к подысканию рабочих специалистов».78 Создание фабрики вызвало большой резонанс у местного населения. В качестве работников свои услуги предлагало местное – казахское население.79 В дальнейшем большое внимание на фабрике уделялось подготовке текстильщиков из казахов.

После вхождения Кустанайского уезда в состав казахской автономии, Челябинский совнархоз прекратил всякую помощь Кустанаю по созданию фабрики, поиск специалистов начался по всей России. Только в августе 1922 года усиленными темпами началась сборка оборудования, и уже 1 октября фабрика выдала 1.500 аршин сукна. Первое время фабрика жила на обработке частного сырья крестьян-заказчиков, что позволяло поддерживать её производственные мощности и самостоятельно себя обеспечивать. Фабричное производство монтировалось и запускалось при непосредственном участии первых его заведующих – Я.О. Бикау и П.А. Афанасьева. «Из сомнительной идеи получается уже нечто определённое: работает уже две смены, более ста человек – это в Кустанае-то!..» - с гордостью сообщала 28 ноября 1922 года газета «Степная заря».80

Первым директором текстильной фабрики «Красный ткач» с марта 1921 года стал Ян Осипович Бикау. Бикау – латыш, по профессии слесарь, работал на заводах Риги, во время Первой мировой войны был мобилизован на технические работы. В 1921 году распоряжением ВСНХ Ян Осипович отправляется в Кустанай, где и возглавляет фабрику, принимая в её реконструкции самое деятельное участие: «Все установки, где должен работать инженер, проделаны директором-слесарем, - сообщается в газетной характеристике руководителя фабрики от 1 февраля 1923 года. - Постепенно ставятся один и другой двигатели, делаются ткацкие ручные станки, собираются чёски, прядильное отделение, механические ткацкие станки – фабрика начинает работать. Не было достаточного количества квалифицированных рабочих – говорит т. Бикау – мы их создавали, учили сами. - Не хватало плотников, слесарь-директор лично делает три ткацких ручных станка. Настилают потолки – директор на собственных плечах носит балки. Вера в дело, в торжество упорного труда ставит через год фабрику на ход».81

В феврале 1923 года было принято решение о дооборудовании фабрики. Производство стало самоокупаемым и переведено на трестированное положение.82 21 марта 1923 года в результате пожара в машинном отделении фабрика остановилась на некоторое время, что, впрочем, не сказалось на темпах роста её продукции.83 Увеличение фабричных оборотов привело к тому, что к осени 1923 года она выходит на общероссийский рынок: «Фабрикой уже отправлено 5.000 аршин сукна в Москву, где оно успешно конкурирует с производством старых русских фабрик и 2.000 аршин в Сибирь. Таким образом, рынок для фабриката «Красный ткач» обеспечен».84 С ноября 1923 года фабрика работала без перебоев в три смены, её коллектив расширился до 167 рабочих. В 1924 году «Красный ткач» полностью переходит на местный бюджет: «Заготовка сырья, реализация фабрикатов, управление и т.д. ведётся непосредственно директором фабрики без вмешательства отд[ела] местного хозяйства. Выработан годовой производственный план; намечено за год выработать 25 тысяч аршин сукна при 125 рабочих при себестоимости 2 рубля 04 копейки – серое сукно и 3 рубля 04 копейки – чёрное. Намечена норма выработки; на одного рабочего должно приходиться выработки в среднем 2 аршина в день».85 В январе 1924 года на фабрике происходят изменения: новым директором становится П.А. Афанасьев, его помощником - Яковлев, а Я.О. Бикау переводится на должность управляющего фабричным аппаратом.86

Рос объём выпускаемой продукции, улучшалось качество производства, его ассортимент: «Суконная фабрика «Красный Ткач» в городе Кустанае производит выработку грубых сукон: армейского, серо-шинельного, гражданского, гладкого и ворсованного, трико: шерстяное и полубумажное, одеяла разных размеров. – сообщалось в разделе «Объявления» местной газеты 19 августа 1924 года. - Принимает заказы на поставку фабрикатов шерстяных изделий по образцам».87

Несмотря на внешнюю успешность, фабричное производство испытывало серьёзные проблемы: слабая реализация товаров, отсутствие бюджетных средств. В итоге местные власти признали фабрику «Красный ткач» имени Ильича нерентабельной, и постановлением губернской плановой комиссии от 27 марта 1925 года она была закрыта.

Кроме текстильной промышленности, в отчётах губернского периода отмечается улучшение состояния различных промыслов, маслобойного завода, мельниц, пивного завода. Из частных - упоминаются лишь мукомольные и овчинные производства, а из кустарных – 2 табачные фабрики.88 Органы статистики фиксировали летом 1923 года наличие в городе 8 предприятий с общим числом работающих и служащих 342 человека.89 В городе налоговые поступления зависели от наиболее доходных производств, каковыми к осени 1923 года считались - скотобойня, дополнительно оборудованная водопроводом и кишечно-промывочным заводом, сданным в аренду частникам и электрическая станция на 450 лампочек.90 Однако и они, в связи с постоянными перебоями в деятельности, не приносили городскому хозяйству стабильных финансовых средств.

Развитие электрической станции стало возможным благодаря принятию плана ГОЭЛРО, основанного на электрификации всей страны. Принятый в 1920 году, он уже через считанные месяцы начал давать первые результаты. «Лампочки Ильича» получали повсеместное распространение. С 1 января 1923 года кустанайская электростанция перешла в ведение Городского совета. После передачи электрической установки из театра «Карла Маркса» и ремонта ещё одной динамо-машины её предполагаемая мощность увеличилась «…на 400 лампочек».91 Электроэнергией к этому времени пользовались все крупные производства города: текстильная фабрика, мельницы и т.д. Расценки на электрическую энергию вскоре начинают расти по причине модернизации электростанции и «…повышения цен на нефть, олеонафт и рабочие руки».92 К 1925 году электроэнергией обслуживались все государственные учреждения и небольшое количество частников.

В советское время официальным возрастом вхождения во взрослое состояние считались 14 лет: «Отделом труда издано постановление, запрещающее приём на работы подростков моложе 14 лет. Во всех предприятиях, где работают малолетние, устанавливается рабочий день не свыше 4 часов для подростков в возрасте от 14 до 16 лет и 6 часов от 16 до 18 лет. С уменьшением рабочего времени не допускается понижение заработной платы: труд подростков должен оплачиваться как 8 часовой рабочий день».93 Выглядит весьма сомнительным исполнение подобных постановлений. С 20-х годов даже продовольственный паёк зависел от социально-классовых характеристик и работоспособности всех категорий населения: «С 25 июля сего года (1920 – С.С.) в г. Кустанае, - говорится в объявлении Кустанайского районного продовольственного комитета о введении продовольственного пайка, - вводится классовый продовольственный паёк, коим все граждане города разделяются на соответствующие категории в зависимости от их социального экономического положения, а также и трудоспособности каждого члена семьи…».94

Учёт численности рабочих и служащих предприятий губернскими секциями статистики труда начался с июля 1922 года, а затем продолжился с периодичностью в каждые полгода. Несмотря на все приложенные усилия, данный учёт нередко оказывался приблизительным. Недоучёт работников доходил до 6-7%.95 Подобные цифры мы можем объяснить тем, что сезонные работы в регионе были связаны с сельским хозяйством, и большая часть рабочих оказывалась в весенне-летне-осенний период вовлечённой в аграрный сектор, либо в другую деятельность, не подвергнутую учёту. Численность безработных увеличивалась за счёт различных категорий работников, не только «чернорабочих», но и квалифицированных. По данным Кустанайской биржи труда за первую половину 1924 года, количество зарегистрированных безработных росло ежемесячно: на 1 января – 627 чел., на 1 февраля - 818 чел., на 1 марта – 1.006 чел., на 1 апреля – 1.234 чел., на 1 мая – 1.639 чел., на 1 июня – 1.839 – чел. Трудоустраивался в среднем лишь каждый десятый. Ситуация начала меняться к лету 1924 года, только в июле трудоустроилось 535 человек. Предполагаем, что для улучшения цифровых и качественных показателей в стране с октября 1924 года начался пересмотр принятых на биржевой учёт безработных. Из списков исключались следующие категории: совершенно не работающие; чернорабочие, проработавшие по найму менее 3-х лет; служащие, проработавшие по найму менее 5 лет.96 Добавим, что в этот период наибольшие шансы получить работу имела категория 20-35-летних.

Для определения коэффициента нагрузки на работающее население в этот период вновь обратимся к статистическим сведениям о возрастном составе населения города по материалам Всесоюзной переписи населения 1926.

Таблица – Половозрастная структура населения г. Кустаная и нагрузка на работающих, на основании Всесоюзной переписи населения 1926 года

Населённые территории Возраст-ные катего-рии Население Количество иждивенцев на одного работающего
Мужчин женщин Всего
г. Кустанай 0-13 4309 4298 8607 0,67
14-59 7064 8115 15179
60 и старше 709 922 1631

Примечание - Составлено по данным: Всесоюзная перепись населения 1926 года: Народность. Родной язык. Возраст. Грамотность. - М.: Издание ЦСУ Союза ССР, 1928. Том VIII: Казахская АССР. Киргизская АССР. – С. 110-113.

Девушки г. Кустаная. 20-е годы (из семейного альбома Назаренко). kostanay1879.ru. г. Костанай, 2011 г.
Девушки г. Кустаная. 20-е годы (из семейного альбома Назаренко). kostanay1879.ru. г. Костанай, 2011 г.

Как видно из таблицы, число неработающих, по отношению к работающим в городе Кустанае, исходя из возрастных характеристик, составило 0,67, что показывает положительный коэффициент половозрастной структуры городского населения. Обращает на себя внимание преобладание женщин в общем трудоспособном населении. Это свидетельствует о том, что женское население, по сравнению с предшествующим периодом, более активно входило в экономическую сферу, что было итогом гражданской войны и голода, когда значительно сократилось трудоспособное мужское население. Этому способствовало и изменение положения женщины в обществе. Если не брать в расчёт абсолютные цифры состава населения, мы можем прийти к выводу о том, что в условиях нестабильности социально-демографических процессов, появилась некоторая устойчивость категорий населения, характеризующих его трудовую активность.97

Снижение численности населения в результате революционных событий и гражданской войны отразилось на качественных характеристиках населения Кустаная, которые выразились в изменении половозрастной структуры общества. Мероприятия по вовлечению различных категорий населения в трудовую деятельность в дальнейшем будет основываться на жёстком административном диктате со стороны государства.