Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Первые кустанайские газеты

Кустанайцы живо интересовались литературными событиями своего времени, показывая завидную осведомленность о литературных процессах. В свое время интенсивные поиски краеведа профессора Н.И.Кандалина выявили весьма интересные связи местных читателей с Л.Н.Толстым и А.М.Горьким. Иван Колесников из с. Валерьяновка Кустанайского уезда направил в 1906 г. несколько писем Л.Толстому, в которых на основе своих наблюдений за жизнью крестьян-переселенцев размышляет о волнующей писателя теории «братолюбия». Л.Толстой не оставил без ответа письмо И.Колесникова. Переписка дает основание отметить безграничное влияние писателя на крестьянство.

Большую заинтересованность к творчеству великого писателя проявил другой кустанаец, житель села Кашановка В.И.Касиванов. В 1907 г. в одном из писем он делится с Л.Толстым своими мыслями: «Не могу описать, с каким увлечением заслушиваются мужики-землемеры, когда читаешь Ваше правдивое учение, ведущее прямым путем от вечного рабства к равенству и свободе» [122;с.130]. Видя, какой интерес проявляют крестьяне к произведениям Льва Николаевича, Касиванов просит писателя помочь в их приобретении. По свидетельству дочери корреспондента Л.В.Самсоненко, Л.Н.Толстой с интересом откликнулся на просьбу и выслал своим кустанайским почитателям книги, причем, в большом количестве.

В 1910 г. группа молодых учителей-туристов, среди которых был учитель Кустанайской русско-киргизской женской гимназии Степанищев, побывала на Капри у А.М.Горького. Писатель с душевной теплотой принял соотечественников и, прощаясь, просил прислать ему русские народные песни и произведения фольклора из самых отдаленных глубинок России. Приехав домой, Степанищев поделился своими впечатлениями о встрече с ученицами гимназии. Две из них, Валентина Григорьева и Мария Чернышева заинтересовались просьбой А.Горького и стали его активными корреспондентками. В.Григорьева и ее подруги собирали фольклорный материал, для чего выезжали в переселенческие поселки, и высылали его писателю, Последний в письме от 11 мая 1911 г. благодарил кустанайских гимназисток и горячо одобрил их работу [123].

С Кустанаем связано начало творческого пути замечательной писательницы Л.Н.Сейфуллиной. Лидия Николаевна обучалась в Кустанайской прогимназии в конце 90-х гг. Х1Х в., куда она поступила после окончания сельской школы. Отец писательницы, священник, был человеком весьма образованным, начитанным, что благотворно сказывалось на воспитании его детей. По воспоминаниям младшей сестры Зои Николаевны, Лидия много читала, особенно журналы, выписываемые отцом. «В Кустанае у отца был хороший друг, доктор, писала Зоя Николаевна,- тоже, как отец, «инородец», казах (М.Карабаев – Я.Д.) У него часто собиралась молодежь. Отец играл на скрипке, мама пела. Оба они любили бывать в кругу молодежи» [123]. Здесь же в Кустанае Л.Н.Сейфуллина стала пробовать себя в поэзии.

У кустанайцев давно проявился интерес к газетному слову. Не имея своего издания, горожане, однако, интересовались всем тем, что появлялось на страницах центральной, оренбургской и уральской прессы. Интерес повышался и оттого, что она иногда помещала материалы по истории края, переселенческому вопросу, освещала различные стороны жизни города. «Тургайская газета» обратила внимание на занимательное свидетельство: «Теперь он (читатель – Я.Д.) чутко прислушивается к вестям, идущим из сердца России, до того не имевший даже понятия о газете – теперь он первого встречного…расспрашивает о том, что пишут в газетах и как идет жизнь в стране. Интерес к текущим событиям возрос до того, что более или менее образованные киргизы стали выписывать сами русские газеты» [49;№17-18].

Мысль иметь свою газету, в конце концов, трансформировалась в первую, но, увы, неудачную попытку. В силу ряда обстоятельств организовать выпуск издания под названием «Степные отклики» не представилось возможным. Это было в 1906 г. Но однажды уже начатое трудно было остановить, неудача не истребила намерений завершить дело.

Наступил 1907-й год. Кустанайский социал-демократ С.Ужгин, уже известный своим сотрудничеством с рядом оренбургских газет, обратился к военному губернатору с ходатайством выдать ему разрешение на издание в Кустанае еженедельного литературного общественно-политического журнала под названием «Первый луч». Обстоятельно, по образу и подобию «столичных изданий», разработал молодой журналист программу предполагаемого журнала, в котором намечались разделы: редакционная передовая статья; деятельность Государственной Думы за неделю; вопросы дня (обзор текущих политических событий); обзор печати; из жизни политических партий в России; фельетон; профессиональное рабочее движение; исторический отдел; деятельность правительства; переселенческое движение и др.

В приложении к прошению С.Ужгин просил разрешения на розничную продажу журнала, планируя выпуск первого его номера на 1 июня. Он давал подписку об исполнении всех законоположений о печати и цензуре [93;лл.3,4].

Осуществись планы С.Ужгина, и кустанайцы получили бы издание весьма содержательное и с явным предпочтением политической проблематике. Но судьба распорядилась так, что прошение поступило к тургайскому губернатору в то время, когда на его столе уже лежал рапорт Кустанайского уездного начальника, где С.Ужгин характеризовался как «один из главных деятелей местного кружка, принадлежащего к партии социал-демократов», и «лицом далеко неблагонадежным» в политическом отношении.

Результат не замедлил сказаться: сославшись на то, что просителю недоставало нескольких месяцев до 25 лет, необходимых для занятия издательской деятельностью, губернатор в издании журнала решительно отказал. При этом он не учел настойчивости и решительности С.Ужгина продолжать борьбу за кустанайскую газету. При прямом участии журналиста владелец местной типографии кустанайский мещанин С.В.Парунов обратился в мае 1909 г. в Оренбург с прошением разрешить ему, на основании Временных правил о повременной печати от 24 ноября 1905 г., «издавать в Кустанае газету под наименованием «Степные отклики» [57;л.76].

Разделы прилагаемой к прошению программы практически ничем не отличались от подобных, предложенных ранее С.Ужгиным для «Первого луча». И что примечательного, - на должность редактора газеты С.Парунов предлагал все того же С.Ужгина, теперь уже достигшего цензового возраста. Этот формальный мотив более не позволял властям действовать запретительными мерами, а потому 23 июня 1909 г. губернатор скрепил своей подписью свидетельство на издание газеты под названием «Степные отклики» и утвердил С.Ужгина в должности ее редактора.

Несколько слов о Ужгине. Трудно отыскать в истории Кустаная столь известного и популярного среди жителей города человека, каковым был Семен Семенович - общественный деятель, замечательный журналист, неоднократно подвергавшийся по политическим мотивам преследованиям как царским судом, так и советскими репрессивными органами.

Родом с Урала, С.Ужгин оканчивает Кустанайское двухклассное русско- казахское училище, обучается в Омской учительской семинарии. Уже со школьной скамьи он проявил глубокий интерес к литературе и сочинительству, завоевав тем самым авторитет в среде учащейся молодежи. В годы первой русской революции С.Ужгин включатся в водоворот активной политической жизни как член руководящего ядра Кустанайской социал-демократической группы РСДРП. Будучи писарем при городской мещанской управе, Семен Семенович концентрирует вокруг себя революционно настроенных учителей, учащихся, рабочих. Данное обстоятельство, не в последнюю очередь, послужило причиной запрещения ему издавать журнал «Первый луч». Результатом полицейских преследований явилась ссылка в Тобольскую губернию.

Ужгин С.С. – член кустанайской социал-демократической группы, журналист. ГАКО. Оп.1-П. Ед.хр.1474.
Ужгин С.С. – член кустанайской социал-демократической группы, журналист. ГАКО. Оп.1-П. Ед.хр.1474.

К этому времени С.Ужгин стал довольно известным в литературных и журналистских кругах. Он, пожалуй, самый активный сотрудник многих газет и жуналов Урала и Сибири. Исследователь может обнаружить во множестве его публикации на злободневные и социально значимые темы в таких изданиях, как «Русское Слово», «День», «Речь», «Тюменский Рабочий», «Курганский вестник», «Троицкий Вестник», «Тургайская газета», «Оренбургский край», «Голос Приуралья», «Юг Тобола», «Степь», «Приишимье», «Уральский Кооператор», «Алтайский Луч».

Слово журналиста С.С.Ужгина - это своеобразный дневник эпохи, искренний, откровенный, насыщенный множеством подробностей, без которых история края, да и Кустаная, не может быть представлена столь полно и обстоятельно. С.Ужгина можно считать одним из создателей советской периодики - в начале 20-х годов он редактировал «Красную Степь» - кладезь материалов по истории Кустаная.

Продолжим о газете. Техническую сторону сложного и нового для Кустаная предприятия С.Парунов обязывался обеспечивать двумя типографскими машинами. Но…опять досадная неудача. Подвела меркантильная сторона дела: надежды на достаточное число пайщиков и розничную продажу, увы, оказались напрасными – газета не вышла. Об этом 2 сентября 1909 г. кустанайский уездный начальник поспешил сообщить Тургайскому областному правлению, последнее приняло рапорт и отправило дело в архив. [57;л.104].

Сидор Васильевич Парунов был, по всей видимости, человеком настойчивым и целеустремленным. Неудача его не приостановила. И он вновь добивается разрешения 9 февраля 1910 г. на издание газеты с несколько иным названием – «Степные отголоски». Поскольку С.Ужгина в Кустанае уже не было, обязанности редактора поручено исполнять некоему казанскому мещанину Виктору Николаевичу Коровину по его же заявлению [57;л.119].

Принимая в расчет прошлый унылый результат, редакция пошла на небольшой эксперимент. Суть его раскрыта в помещенном в №1 «Степных отголосков» обращении «От редакции». Приводим его полностью, оставляя все особенности текста: «Прежде чем приступить к изданию газеты Редакция произвела (так!) частную анкету, которая дала отрицательные результаты, не взирая на это, редакция решила для большего ознакомления публики выпустить объявление об издании первой в местном крае газеты, но и к этому объявлению отнеслись безучастно, не смотря на эти неудачи и не теряя веры в пользу местного органа печати, редакция решила выпустить в свет газету целью которой поставлено – дать читателю правдивые сведения о жизни как гор. Кустаная, так и всей Тургайской области».

Результат эксперимента, как видим, оказался отрицательным: кустанайский обыватель остался глухим к призывам и отнесся к начинанию с явным недоверием. Однако, хотя перспектива и не обнадеживала, решено было рискнуть и выпустить в свет газету. И вот, событие состоялось,- первый номер «Степных отголосков» вышел в воскресенье 4 апреля 1910 г.

Редакция обещала выпускать газету регулярно по понедельникам и четвергам, а если определится «сочувственное отношение общества», то и три раза в неделю. Издатели не теряли надежды на то, что «общество… поддержит дальнейшее развитие газеты своим беспристрастием, советами и указаниями». Они не скупились на обещания публиковать все новейшие произведения «наших и иностранных гениальных» писателей. Направление газеты объявлялось прогрессивным и беспартийным. Редакция считала необходимым выпуском в свет газеты «дать читателю правдивые сведения о жизни как гор. Кустаная, так и всей Тургайской области».

Внешние данные газеты, ее формат не отличались от общепринятых стандартов. Первый номер вышел на четырех страницах. Часть первой и вся последняя страницы отведены рекламе, что касается остального материала номера, то он не поражал разнообразием: попытка анализа христианских позиций Л.Н.Толстого в статье «Неизбежный поворот», корреспонденция о тревожном положении переселенцев поселка Денисовский, несколько публикаций о кустанайской женской гимназии, городская полицейская хроника, заметка о экологических безобразиях пивоваренного завода, материал о солдатских спектаклях в Народном доме – вот, пожалуй, и все. Да, и еще неизбежная реклама.

Второй номер поступил к читателю в урезанном варианте – на одном листе. Здесь был собран материал еще более скудный и маловыразительный. На этом номере издание и прекратилось. Опасения редакции, в свое время вызванные анкетированием, оправдались: читатель не поддержал ее начинание и не обеспечил издание подпиской (если не считать двух подписчиков). Позднее уже другой местный печатный орган выразился по данному случаю вполне определенно: «Очевидно, час газеты тогда еще «не приходил»».

Номера газеты в Кустанае не сохранились, они обнаружены автором в газетно-журнальном отделе Российской Государственной Библиотеки (оба номера) и в одном из фондов Центрального Государственного Архива РК (первый номер).

Прошло еще несколько лет, и в марте 1914 г. Тургайский военный губернатор подполковник М.М.Эверсман получил два заявления – одно от председателя Кустанайского сельскохозяйственного общества В.В.Мончинского, другое – от агронома И.Н.Стаховского. Оба об одном – о желании издавать в городе Кустанае газету под названием «Кустанайское степное хозяйство». Издание мыслилось не как частное предприятие, а согласно постановления Совета общества, в качестве его официального печатного органа.

Прежде, чем продолжить разговор о газете, два слова о губернаторе. Действительный статский советник, камергер Михаил Михайлович Эверсман окончил юридический факультет С.-Петербургского университета и поступил на службу в Департамент уделов. До назначения губернатором Тургайской области (2 ноября 1910г.) участвовал в проведении Всероссийской переписи населения 1897 г., занимал различные должности, в том числе вице-губернатора Астраханской и Оренбургской областей. За труды по мобилизации в Первую мировую войну удостоился высочайшей благодарности. В декабре1916-январе 1917 гг. подавлял восстание казахов в Актюбинском и Кустанайском уездах, возникшее в связи с их призывом на тыловые работы. С должности губернатора М.М.Эверсман уволен в апреле 1917 г. распоряжением Временного правительства.

Теперь о газете. Первый из заявителей (В.Мончинский) брал обязательства по изданию, второй (И.Стаховский) выразил желание принять на себя «в полном объеме ответственное редактирование предполагаемой газеты». К заявлению В.Мончинского прилагалась программа издания: передовые статьи на областные темы по вопросам экономическим, городскому и сельскому хозяйству, земельному вопросу, устройства переселенцев и сельскохозяйственной промышленности, статьи по вопросам землевладения, агрономии, ветеринарии, полеводству, рассказы из деревенской жизни, городские события, ответы сотрудникам и советы подписчикам по сельскому хозяйству, полеводству, объявления [57;лл.239, 239об.].

Забегая вперед, можно отметить, как заслугу редакции будущего издания, - программа в основном выполнялась, за исключением одного пункта: во всех известных номерах газеты не помещено было ни одной обещанной иллюстрации.

Оренбург не возражал против намерений Кустаная. Издателям выданы свидетельства о разрешении издания газеты, и 30 марта 1914 г. читатель получил первый номер «Кустанайского степного хозяйства».

За время существования газеты неоднократно менялся ее формат: большой, соответствовавший нормативам многих центральных изданий, чередовался листами малой формы. Различной по качеству была и бумага, Редакция не всегда имела возможность использовать обычную газетную фактуру, зачастую прибегая к ее довольно грубым образцам. Трудно утверждать, но можно предположить, что причиной тому служили издержки военного времени. Неоднократно менялся и шрифт названия газеты. Видимо редакция находилась в поисках лучшего варианта. В целом же, за редким исключением, набор осуществлялся довольно квалифицированно. Нужно отдать должное владельцу типографии Алексею Матвеевичу Грязнову, выполнявшей все положенное по выпуску газеты качественно и своевременно.

«Кустанайскому степному хозяйству», сколько можно судить по сохранившимся номерам, судьбой предназначена была короткая жизнь. В Российской Государственной Библиотеке хранятся 28 номеров (более газета пока нигде не обнаружена, даже в Кустанае), последний из них имеет выходную дату 8 октября 1914 г. Остается предположить, да это, видимо, так и есть.- тяготы военного времени вынудили издателей прекратить выпуск. По крайней мере, каких-либо объявлений самой редакции о прекращении издания обнаружить не удалось. В феврале 1916 г. в «Троицкой газете» в заметке «Кустанайская жизнь», где сообщались сведения о Кустанайском сельскохозяйственном обществе, промелькнула фраза: «Решено, если создадутся благоприятные условия, возобновить издание местной сельскохозяйственной газеты». Благоприятных условий никто не обещал: через год Россия была погружена в хаос революций, а затем и гражданской войны.

Вернемся, однако, к самой газете.

Вопреки сложностям времени, газета выходила регулярно, без срывов, за исключением одного, связанного с изменением редакторского состава. Дело в том, что Кустанайское сельскохозяйственное общество настаивало на освобождении от обязанностей редактора «Кустанайского степного хозяйства» агронома И.Н.Стаховского. Что стояло за этим сюжетом – неуживчивость характера или расхождения по принципиальным позициям – трудно предположить из-за отсутствия какой-либо дополнительной информации.

Постановлением Совета общества в мае 1914 г. «в виду частых и резких конфликтов и недоразумений, а потому в интересах дела» И.Стаховский отстраняется от редактирования. В июле Тургайский губернатор М.Эверсман сообщил в Главное Управление по делам печати о назначении ответственными редакторами газеты А.В.Матвеева и А.И.Неклеенова [57;лл.245,249,264]. Этот конфликт и послужил причиной временной приостановки издания газеты. Ее издатель В.Мончинский принес извинения подписчикам «за несвоевременный выпуск трех очередных номеров», обещая в недельный срок осуществить их публикацию. С девятого номера газета стала выходить под двойным редактированием. Какие-либо существенные изменения в направлении газеты при этом не просматриваются.

Четыре года назад попытка организовать выпуск газеты натолкнулась на отсутствие подписчиков. А сейчас? Сохранилась ли проблема? Отметим сразу: только городской читательский актив составлял 350 человек, не считая уездных подписчиков. Это немало, для Кустаная тех лет – вполне благополучный результат. Объявляя подписную цену в 5 копеек за каждый номер, владельцы «Кустанайского степного хозяйства» предлагали читателям возможность приобретения газеты так же и через розничную продажу. Желающие купить номер приглашались как в помещение редакции, так и в склад сельскохозяйственных орудий Переселенческого управления или в дом С.Ужгина.

Любое издание зарабатывает себе авторитет не только содержанием публикаций, но и способами преподнесения их читателю, чисто внешней атрибутикой. В этом плане ничего необычного, ничего оригинального – общепринятый стандарт. Верстка каждого номера осуществлялась экономно, с максимальным использованием газетной площади. Обилие информации в редакторском портфеле и желание представить ее как можно полнее приводило к злоупотреблению петитом и почти полному отсутствию пробелов между материалами. Названия разделов и заголовки набирались в одну колонку, а это несколько затрудняло ориентировку в публикациях. В дополнение к некоторым номерам давались приложения, а иногда и вкладыши.

Передовица, как непременное условие больших изданий, в кустанайской газете фактически отсутствует. Хроника внутренних новостей давалась в основном разделе, именовавшемся «Известия за неделю» (столичная почта). Заграничными новостями не злоупотребляли и читателя ими не баловали.

«Кустанайское степное хозяйство» - газета провинциальная, ее редакторы были в издательском деле людьми малоопытными, а потому и стремились, по мере возможности, к подражанию центральной прессе, причем, не всегда лучшего образца. Что касается занимательности публикуемого материала, то следует признать – для рядового читателя он был все-таки суховатым. Преобладали в основном публикации специального экономического назначения. Из номера в номер помещались материалы о кооперативном движении, различные сельскохозяйственные обзоры, популярные беседы по вопросам землепользования, агрономии и прочая аналогичная информация.

Подобную специфику нетрудно объяснить, если не забывать, что газета являлась общественно-экономическим и сельскохозяйственным органом Кустанайского общества. К слову сказать, именно в такой газете и нуждался читатель, особенно из переселенческих поселков. В ней он находил множество полезных сведений и рекомендаций, бытовую рецептуру и агрономические советы. Следует отдать должное издателям, они понимали специфику и делали все возможное для удовлетворения социального заказа своих подписчиков.

«Подвал» газеты отводился преимущественно фельетону, очерку, рассказу, обзору городской и деревенской жизни. Для этих материалов были характерны незамысловатое остроумие, безыдейность, а порой и откровенно пошлое зубоскальство. Характерным был отказ от каких-либо политических обзоров, газета зачастую уводила читателя в область обывательщины, чем злоупотребляли в основном разделы «хроника». «корреспонденция», «происшествия». Вот образчик подобного рода публикаций. «В феврале месяце т.г. у здешнего крестьянина А.Григорьева, - сообщалось в одном из номеров,- отелилась двухголовым теленком корова, причем, обе головы нормальной величины и поразительно похожи одна на другую…» Будем, однако, справедливы - редакция не теряла вкуса и к довольно серьезным материалам, например, на культурные темы.

Первая Мировая война. Захоронение солдат на русско-германском фронте. Фото предоставлено Духиным Я.К. г. Костанай, 2011 г.
Первая Мировая война. Захоронение солдат на русско-германском фронте. Фото предоставлено Духиным Я.К. г. Костанай, 2011 г.

Издание газеты захватило военные годы, что и объясняет активное присутствие в ней военной информации. Впервые сведения о войне появились в номере от 27 июля (по новому стилю война началась 1 августа). Вначале это были довольно мажорные сообщения о положении в Восточной Пруссии и в Галиции. Например, заметки под общим названием «Рассказы раненых». «С Маньчжурией сравнить нельзя,- писал один из авторов,- тогда тоска какая-то была. А теперь наши идут в атаку с песнями. Песни наших солдат во время наступления производят на немцев, по словам раненых, деморализующее впечатление». Настоящим бахвальством проникнут и «Рассказ раненого кустанайца». Никаких обзоров событий, комментариев газета не давала, публиковались лишь сведения событийного плана. Даже в рубрике «Военные события за неделю» помещались только подборки телеграмм, суть которых составляли известия из европейских столиц да информация о положении на Восточном фронте.

Судя по всему, из-за отсутствия достаточных сведений газета весьма скупо информировала своих читателей о народной жизни. В ней в сдержанных тонах освещалась рабочая тематика. Лишь изредка сообщения подобного характера прорывались в хронике, в судебных отчетах, в разделе «происшествия». Никаких обобщений, никаких серьезных исследований жизни населения огромного края.

А вот помещению различного рода рекламных объявлений придавалось особое значение, рекламе отводились едва ли не лучшие полосы: она располагалась на первой странице и занимала всю последнюю, всегда подавалась мастерски, со вкусом. В отдельных номерах объявления публиковались даже на полях по периметру листа. Столь явное предпочтение рекламе, как нетрудно догадаться, объяснялось ее коммерческой направленностью: она давала издательству средства. По характеру публикуемых объявлений можно представить торгово-промышленную ситуацию в Кустанае тех лет. Вот, например, реклама известного магазина А.Е.Сенокосова из номера в номер предлагала кустанайцам в широком ассортименте балык белужий и белой рыбы, икру паюсную всех сортов, малосольные сельди, колбасу краковскую и московскую (надо полагать без соевых и прочих добавок), сливочное масло, овощные и рыбные консервы, лимоны и апельсины, шоколадные конфеты в коробках и прочие кондитерские товары. Не дурно, и это в 1914-й военный год.

Репортерская часть в газете отличалась представительностью. Собиранию и публикации фактов редакция придавала исключительное значение. При этом сенсационность играла не последнюю роль, т.к. формировала читательский корпус и приносила в результате ощутимый доход.

Нельзя сказать, что газета пользовалась услугами собственных корреспондентов. Насколько можно судить, они были представлены единицами. Достаточно регулярно помещали свои публикации редакторы и издатели В.Мончинский, И.Стаховский, А.Матвеев, А.Неклеенов, читатель часто встречался с занимательными очерками С.Ужгина, крестьянина М.Волынщикова, врача Д.Орфеева. Анонимных материалов было большинство, и фамилии их публикаторов вряд ли когда-либо станут нам известными.

Работники редакции, видимо, сознавали необходимость привлечения к активному сотрудничеству как можно большего числа своих читателей, особенно деревенских, чему подтверждением служат положения «Циркуляра корреспондентам», опубликованные в одном из первых номеров газеты. «Для редакции весьма важно,- говорится в нем,- тесное единение с сознательной частью сельского населения, так как без этого единения газета не сможет выполнить поставленных себе заданий … Она ждала и ждет теперь, что под знаменем газеты встанут на путь общей культурной деятельности все культурные одиночки и одухотворенные идеей служения страждущему крестьянству, сомкнутыми рядами пойдут на борьбу с народной темнотой… Обращаясь к Вам с просьбой распространять нашу газету среди населения, рекомендуя ему выписывать ее, мы вместе с тем надеемся, что Вы будете нашим постоянным сотрудником-корреспондентом. Пишите о каждом общественном событии… пишите правду, и Вы поможете нам осветить темные и теневые стороны жизни деревенских дебрей».

Для начинающих деревенских корреспондентов редакция опубликовала десять заповедей, одна из которых гласила: «Не сетуй на отсутствие в деревне сенсаций, вникай в толщу народной жизни, где поле деятельности корреспондента шире мелочных дрязг и обывательской хроники событий».

И все же следует посочувствовать редакции,- деревенского сотрудника она не получила, да и читатель из переселенческих поселков ей мало был знаком. Видимо, создание по-настоящему представительного журналистского ядра газеты было делом времени, а его «Кустанайскому степному хозяйству» было отпущено до обидного мало.

Издатели открыто не афишировали свои политические принципы, хотя их эсеровская окраска явно просматривается через призму основных установок, данных в редакционной статье «Наши задачи». «Мы будем, - отмечалось в ней, - неустанно звать передовые слои деревни к созданию кооперативных обществ, артелей, сельскохозяйственных обществ, к организации опытно-показательных хозяйств, и пусть те, кто чувствует свое полное одиночество, идут к нам навстречу… Мы сможем скорей подойти к нашей общей цели – устроить жизнь земледельца светлой, радостной и разумной». То, что газета имела именно подобную направленность, вовсе не случайно. Она определялась позицией значительной эсеровской прослойки в среде местной интеллигенции. Призывы последней «к разумному устройству народной жизни на культурных началах» являлись наиболее ценными для читателя, в массе своей пришедшего и призванного трудом осваивать кустанайские степи.

В свое время магистрантом-историком Демидовичем Е.В. в Государственном архиве Кустанайской области удалось обнаружить упоминание о печатном листке (скорее всего приложением к «КСХ») под названием «Телеграммы», издаваемом с 1914 г. по апрель 1917 г. владельцами типографий С.В.Паруновым и А.М.Грязнова тиражом около 1000 экземпляров. Сами «Телеграммы» в фондах архива не выявлены, но известно, что в них содержались «исключительно небольшие военные сводки с фронтов империалистической войны» [132; с.92].

Следующий этап в развитии кустанайской печати будет связан уже с периодом социальных потрясений, вызванных революциями 1917 года и затяжной гражданской войной.