Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Город как город – бойкий, торговый

Кустанай своим выгодным географическим положением уже с момента возникновения определился как важный пункт в продвижении капитала вглубь казахских степей. Именно здесь пролегали интенсивные торговые пути, связующие северный Казахстан и Урал с восточными и южными регионами. Через Кустанай и уезд шел транзит из Акмолинской, Семипалатинской, Сыр-Дарьинской областей. [64;1894, с29-30].

В город сгонялись отары овец, табуны лошадей, гурты рогатого скота, сюда тянулись повозки, груженные шерстью, кожами, овчинами и другими продуктами скотоводства. Крестьяне переселенческих поселков отправляли в город основную массу товарного хлеба. «Кустанай,- писал в газету корреспондент,- это степной элеватор для большой округи, с которой свозится в него зерновой хлеб» [65;№40].

В годы формирования города на Тоболе торговля сосредотачивалась в основном в руках иногородних купцов. Затем торговая монополия постепенно начинает переходить к местному купечеству, что крайне болезненно воспринималось дельцами из Орска, Троицка, Оренбурга. Озабоченность эту понять можно, поскольку новый торговый центр перехватывал степной товар, ранее стекавшийся в соседние города. «Киргизы,- отмечали чиновники Тургайского правления,- перестают проходить до названных торговых пунктов за необходимыми товарами, а находя таковые в Кустанае, останавливаются здесь и приобретают все им нужное или за деньги, или через мену на скот и продукты скотоводства» [28;с.7].

Проявляла себя стремительно растущая кустанайская торговля в различных видах: они в этом ряду обозначены как временная (меновая), периодическая (ярмарочная) и постоянная, или стационарная (городские лавки, базары, магазины, склады). В условиях всего последующего развития города соотношение данных видов постоянно менялось. Документы поясняют, что «торговля… находится в руках русских, татар, сартов и бухарских евреев».

Вполне объяснимо, что начиналась кустанайская торговля с малых, незначительных объемов. И была она по своему характеру постоянной, производилась в городе за деньги через лавки и лари, где продавались так наз. европейские товары – заводские и фабричные изделия, имеющие значительный спрос у местного населения. Подобное обстоятельство сразу же приняли в расчет торговые дельцы.

Первые лавки в Кустанае возникли сразу же с первыми поселенцами в 1881г., когда Б.Янкелев и К.Шестаков открыли продажу хозяйственных и мануфактурных товаров. Обозревая начальные годы заселения Кустаная, военный губернатор А.Константинович отмечал: «В настоящее время некоторые из крестьян, городских переселенцев стали заниматься торговлей и промыслами, так что теперь в городском поселении числится 25 лавок, 3 балагана, 7 ларей, кроме того есть много лиц, производящих мелочный торг с рогожек, а так же занимающихся выделкою кирпича, кож, кузнечным делом, камнедобыванием и т.п. Следует ожидать, что с течением времени здесь образуется и меновая торговля» [23; л.76об.].

С годами число предприятий городской стационарной торговли нарастало и, соответственно, увеличивался товарооборот и получаемые доходы. И это тенденция! Особенно наглядно рост просматривается с 90-х годов, т.е. с момента активного хозяйственного освоения края и увеличения городского населения. Надо признать, масштабы впечатляющи: 900.000 руб. – таков объем стационарной торговли в 1900г. [66;с.292]. Еще более выразительную картину дает 1911г. - 1.144.680 руб. – такую сумму выручили владельцы стационарных торговых предприятий Кустаная.

И еще одна любопытная подробность: если в 1882г. в Кустанае насчитывалось 34 предприятия торговли, то в 1906г. их стало 339 –то же весьма показательный результат.

Для постоянной торговли в городе отводились специальные места, каковыми были Николаевская торговая площадь, Набережная улица, Михайловская базарная площадь, площадь скотского базара (с обеих сторон Тобола у моста), ярмарочная площадь, сенной, дровяной, дегтярный базары

В 1885г. возникло и погасло небольшое недоразумение. Дело в том, что местные власти распорядились перенести базар с Набережной улицы во внутреннюю часть города. Результатом этой меры явилось прошение поселенцев Кустаная военному губернатору, где, между прочим, говорилось: «Новый базар расположен не в близком расстоянии от наших домов, лежащих в большей части у р.Тобол. Теперь приходится нередко терять излишнее время для покупок вещей по домашней необходимости. Это нас обременяет обращаться за малейшей потребностью к отдаленному месту базара. Обращаемся с просьбой оставить внутри города продажу фабричных, мануфактурных и бакалейных товаров, а хлебные, мясные, конные, сенные, дровяные, дегтярные и прочие расположить на особых от внутреннего базара площадях» [23;лл.142-143].

Стационарные торговые ряды Кустанайского и Троицкого купечества.  г. Кустанай, 1910 г. Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.
Стационарные торговые ряды Кустанайского и Троицкого купечества. г. Кустанай, 1910 г. Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.

Оренбургские власти проявили благоразумие и, не желая входить в конфликт с жителями, нашли возможным удовлетворить их просьбу.

Торговля на базарах, в лавках и магазинах производилась как в праздничные, так и в будние дни. По распоряжению Тургайских властей за подписью вице-губернатора А.Ващенко (1910) «торговые заведения в г.Кустанае могут быть открыты в будние дни на 12 часов в сутки; торговля постоянная всякого рода торговых заведений, развозная и разносная может производиться с 1 марта по 1 ноября с 7 часов утра до 7 час вечера, в заведениях трактирного промысла, пивных лавках с 8 час утра до 11 час. вечера» [67;№14].

Всем своим обликом Кустанай чем-то напоминал торговую лавку. На улицах, на Николаевской и Михайловской площадях, в мясных рядах, на скотном базаре можно было купить все, вплоть до кваса, пирогов, кислых щей, хлебных и ягодных напитков.

Чтобы убедиться, насколько интенсивной была стационарная торговля, обратимся к описанию В.Дедлова. Учтем при этом, что писатель побывал в Кустанае еще в начале 90-х годов, а потому его зарисовки тем более поразительны.

Однако прочтем: «В центре города два-три каменных дома, подобных крепости: толстые стены, громадные каменные заборы, слепые амбары и склады. Это засели крупные купцы. В амбарах – хлеб. В огромных лавках - красные товары, чай, сахар. Лавки внушительные; это огромные сараи, саженей пятнадцать в длину, десять в ширину и аршин десять высотою. Стены сверху до низу унизаны полками, а на них товары: кумачи, ситцы, платки, головы сахара, фрукты, цыбики и кирпичики чая. Человек двадцать приказчиков, в поддевках и сапогах бутылками, стоят около прилавков… Посреди магазина сидит европейский господин, - управляющий и кассир. В урожайные годы в магазине ярмарка: мужики, бабы, киргизы, киргизки. У железных дверей магазина волы и лошади мужиков, кони и верблюды киргизов…» [22;с.52].

Визитная карточка Торгового дома «Братья Яушевы». Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.
Визитная карточка Торгового дома «Братья Яушевы». Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.

Теперь об элите торговой. Хозяевами пришли на стационарный рынок Кустаная владельцы крупных фирм и магазинов, подчинив себе мелких торговцев и овладев тысячными капиталами с явно выраженным ростовщическим характером. Кустанайские торговые фирмы выходили на прочные связи с российской буржуазией, и деятельность их свидетельствовала о глубоком проникновении торгового капитализма в ранее девственно отсталый и неразвитый район казахстанской степи.

Тон в стационарной торговле задавали такие предприниматели, как братья Яушевы, А.Сенокосов, Стахеев, Архипов, братья Гладких, К.Яхонтов и др., и надо сказать, доказывали они свою дееспособность руководить делами с завидной разворотливостью. По свидетельству старожила П.Ф. Кияткина, монопольное положение в розничной и оптовой тор­гов­ле занимали представители казанского купечества татары Бакировы, братья Яушевы и др. [58;с.57-58].

Заходя в магазины И.И. Гладких, бр. Шахриных, в торговый дом «М.-В.Яушев. Г. Бикмухамедов, С.Насыров и К*», покупатель находил в широком ассортименте скобяные товары, кровельное, листовое и сортовое железо, олифу, краски, стекло, москательные товары, мебель, двигатели, жернова, бакалею, галантерейные товары. Не было недостатка в покупателях в хлебных лавках К.Яхонтова, бр.Мелехиных, бр.Шахриных, торговавших зерном, разносортной крупчаткой. Магазин А.Е.Сенокосова предлагал кондитерские изделия, гастрономию, хрусталь, фаянс, галантерею, парфюмерию и т.д.

Яушевский пассаж (в 50-70-е годы XX века здесь  располагался универмаг, ныне – областной историко-краеведческий музей и «Дом дружбы»). г. Кустанай, 1950 г.  ГАКО. Оп.1-П.Ед. хр.2339.
Яушевский пассаж (в 50-70-е годы XX века здесь располагался универмаг, ныне – областной историко-краеведческий музей и «Дом дружбы»). г. Кустанай, 1950 г. ГАКО. Оп.1-П.Ед. хр.2339.

Напомним, Кустанай и округа - места в основном крестьянские. Наши торговцы воспользовались этой данностью и с исключительной расторопностью откликнулись на растущие потребности деревенских хозяев в машинах и стройматериалах. И вот еще что,- развитие земледелия в казахских хозяйствах так же расширяло поле деятельности кустанайских негоциантов, задающихся вопросом «Так чего же мы ждем?»

И не ждали, продавали тем и другим. Другим – это казахскому крестьянству. «… киргизы этого уезда (Кустанайского – Я.Д.), - писалось в отчете военного губернатора еще за 1888 г., - в последнее время приобрели сенокосильные, молотильные, веяльные машины и легкие плуги английской системы» [9; л.74].

Покупают, что еще надо? И появляются в Кустанае один за другим сельскохозяйственные склады и магазины А.П.Лоренц, П.П.Самохвалова, бр. Н.и А.Ивановых, М.Соломиной, инженера А.В.Кастальского, торгового дома

«Столь и К*», торгово-промышленного предприятия «Т.Ширшов с Сми». В них широкий выбор – плуги российские и американского завода «Моссей- Гаррис Фукс», лобогрейки, косилки, жатки, маслобойки, насосы, веялки, оборудование для мельниц, нефтяные двигатели, локомобили, технические инструменты, стекло, уголь, цемент, кожевенные товары, упряжь и др.

Примечательно, - многие кустанайские торговцы вели свои дела далеко за пределами Кустаная и Тургайской области. Известно, например, что предприимчивые бр.Яушевы, Шахрины, Стахеев имели свои филиалы в Сибири, в Средней Азии, на Урале, на Дальнем Востоке, в Маньчжурии.

Через своих агентов и посредников они сбывали товары в самые отдаленные уголки кустанайской степи. «За многие сотни верст, - сообщали авторы «Азиатской России»,- в «кошомной» юрте полудикого кочевника находишь швейную машину Зингера, тульский самовар и фарфоровую посуду Кузнецова» [68;с.419].

Признаем главное: кустанайская стационарная торговля унаследовала все родимые признаки этой предпринимательской деятельности. Она неплохо выполняла свое назначение, она оставила свою историю.

Приходи и владей. Этот принцип был записан в скрижали меновой торговли, которая получила известную значимость в условиях существования кочевого скотоводства. Ее суть - неадекватный обмен скота и сырых продуктов скотоводства на мануфактурные, бакалейные и другие привозные «европейские» товары, потребные в кочевом обиходе.

Хотя меновая торговля осуществлялась в степи, ее источник, несомненно, происходил из Кустаная, откуда, обычно, весной и осенью отправлялись мелкие торговцы, приказчики и бухарские негоцианты.

Тактика в истории не нова. Раздав различные товары казахам в кредит под «сырые продукты» скотоводства, они в конце лета приезжали за получением этих продуктов. В это же время происходила раздача вновь привезенного товара для обмена на сырье следующей весны.

Так происходил круговорот. Пользуясь большим спросом на промышленные изделия у местного населения и дешевизной на продукты скотоводства, торговцы осуществляли ничем не прикрытый грабеж жителей степи.

«… если ближе ознакомиться с деятельностью торгового класса, - писал О.Шкапский, - то нужно поставить его в параллель с кулаками нашей русской деревни, те цены, по которым они продают в долг и покупают без денег различные товары, превосходят всякое вероятие… Если же прибавить к этому, что эти торговцы являются для киргиз в то же время ростовщиками-процентщиками, ссужая их деньгами под невероятные проценты, то неблаговидная роль их будет еще большею» [69;с.37-38]. Видимо, комментариям здесь делать нечего.

Очевидность грабежа была столь откровенна, что паразитизм торгового капитала не могли не заметить даже чиновники. Их позицию можно обозначить словами одного из тургайских отчетов: «Имея в виду с одной стороны простоту и доверчивость киргизцев, а с другой – алчность пристрастных в деле наживы торговцев, становится понятным: сколь выгодна подобная торговля для последних и сколь убыточна и даже разорительна она для первых» [64;1894,с.27].

Не так уж и трудно догадаться, что за спиной мелкого степного торговца стояли, как правило, крупные кустанайские фирмы. Держа в руках оптовую торговлю промышленными товарами, имея широкую низовую агентуру, они осуществляли в крае режим торгово-ростовщического насилия. Казахстанский ученый П.Г.Галузо когда-то писал, что «разветвленная сеть торгово-ростовщического капитала являлась как бы «второй державой», подчинявшей себе сельское хозяйство края и высасывавшей из него последние соки» [70;с.112].

Между прочим, меновая торговля не теряла своего значения и в годы интенсивного развития Кустаная и всего края и, несмотря на шлейф негативных тенденций, объективно способствовала разрушению замкнутости кочевого хозяйства, втягивала казахов в общий строй новой для них экономической жизни.

Сколько сказано, написано о ярмарках! Написано всякого и разного. Но, пожалуй, полнее всего этот сюжет получил развитие у Н.В.Гоголя. Славная у Николая Васильевича вышла Сорочинская ярмарка!

Проходила такая и в Кустанае, может быть не столь яркая и красочная, но была и по – своему очень даже презентабельная. Трудно представить более значимое событие для горожан. «Везде, по всем улицам видишь праздничные толпы… Все кабаки переполнены… Ярмарка – сплошной праздник и для русских, и для киргиз, - писал в Оренбург кустанайский корреспондент. - В ярмарку редкий мастеровой берется за дело, редкий крестьянин ищет работу, хотя бы на ярмарке и нечего было делать» [71;№42].

Как главная форма организации торговли, ярмарка в Кустанае возникла в середине 80-х годов. Обусловливая необходимость ее открытия, уездный начальник доносил военному губернатору 19 февраля 1886г.: «В настоящее время, с введением порядка в Кустанае начала сильно развиваться торговля, которая привлекает сюда для этой цели солидное купечество и вследствие конкуренции все цены на русские произведения не превышают цен троицких; при таких условиях не только киргизы Николаевского уезда, но и прочих – как-то: Тургайского, Петропавловского, Перовского, желая приобрести товар, в особенности хлеб, начали уже останавливаться здесь и все необходимое приобретают на здешнем базаре. Все это в виду быстрого развития торговли вызывает необходимость открытия здесь ярмарки, чего желало бы как здешнее население, так и купечество» [72; л.1-1об.].

Осознавая значимость причин, изложенных в прошении, министерства финансов и внутренних дел признали возможным удовлетворить ходатайство населения Кустаная об открытии ярмарочной торговли. За подписью товарища министра внутренних дел В.К.фон Плеве в Оренбург был послан циркуляр, где признавалось «возможным удовлетворить ходатайство местного населения и купечества об открытии в поселении Кустанай ярмарки с 1-го по 10-е ноября» [6;с.67].

Итак, первая в истории ярмарка в Кустанае, получившая название Покровской, состоялась в 1886г. в определенные циркуляром сроки. Интересно познакомиться с ее оборотом и видами товарной продукции [72;л.л. .20,21]:

Товары Приезжие торговцы Местные торговцы
  Привезено Продано Привезено Продано
Овчина и обувь 2873 руб. 1829руб. - -
Мануфактурный, бумажный, красный 10.500 3.350 36.000 5.065
Товар        
Железо 1.000 1.000 6.500 2.240
Мелочный товар 1.200 536 1.600 775
Лошади 1.300 700 5.888 2.714
Рогатый скот 630 365 - -
Кожи сырье 140 140 350 350
Разный товар 560 375 1.473 1.020
Бухарский 1.200 500 3.900 1.860
Юфтяный и кожевенный 10.350 5.700 4.492 2.588
Рыба 2.020 1.740 - -
Бумажный - - 10.300 1.600
Мясо - - 1.400 835
Хлеб - - 8.400 8.400

По свидетельству уездного начальника ярмарка была незначительной, поскольку ее участникам стало «заранее известно, что в Кустанае для приезжающих торговцев не устроены лавки, где бы они могли безотлагательно расположиться с своим товаром». Кроме того, в виду неблагоприятной погоды многие желающие просто не решились на поездку.

Сделаны были выводы на будущее – «устроить за рекой Тоболом постоянную ярмарку, с устроенными от города крытыми балаганами, которые без сомнения доставили бы значительный доход и окупили бы себя не далее, как за три года…» [72;лл.1-1об,3,].

Со временем решили не ограничиваться только лишь Покровской ярмаркой и с 1894г. открыли вторую, Петровскую, проходившую в летнее время – с 29 июня по 5 июля. Через 20 лет, в 1914г., в Кустанае функционировало уже четыре ярмарки (в феврале - Февральская, июне-июле - Петровская, октябре - Покровская и декабре - Никольская).

Стоит заметить: впервые десятилетия ярмарочная торговля переживала явный подъем. Ничего удивительного - в условиях отсутствия постоянных торговых пунктов, при слабых транспортных возможностях она приобретала обширный район влияния, привлекая торговцев с самых отдаленных мест Урала, Сибири и др. регионов. Торговцы эти, теряя свои позиции, домогались в правительственных инстанциях отмены преимуществ, полученных Кустанаем в связи с открытием в нем ярмарок. Озабоченность эту понять можно, ибо новый торговый центр на Тоболе перехватывал степной товар, ранее стекавшийся в другие города.

Поражают обороты кустанайских ярмарок, растущие из года в год. Вывод подтверждается цифрами: от 243.097 руб. в 1894г. до 2.628.480 руб. в 1906г. и 2.337.884 руб.50 коп. в 1912 г. И это в ценах тех лет. Много и весьма...

Как и следовало ожидать, наиболее значительной по оборотам считалась Покровская ярмарка, приуроченная к окончанию полевых работ. Она проводилась в специально отведенном месте за логом Абиль-Сай. Старожил Кустаная П.Ф.Кияткин оставил красочное описание ярмарочных будней: «На дни ярмарок с юго-западной стороны Кустаная, выше по реке Тобол, нарастал город палаток, юрт и легких ларьков, где были магазины, харчевни, пивные, цирк с клоунами и борцами, балаган-театр, карусель и большое поле, занятое табунами скота: баранов, лошадей, крупного скота, покупатели которого приезжали с уральских заводов и Москвы» [58;с.46].

Итак, ярмарка Покровская. Городской голова сообщил любопытные свидетельства, характеризующие ее «физиономию» (1910): «Лошади, крупный рогатый скот и овцы были пригнаны на ярмарку из Кустанайского, Петропавловского и Кокчетавского уездов… было сформировано 105 гуртов и партий крупного рогатого скота, 5 гуртов овец и 3 партии лошадей. Крупный

рогатый скот был направлен в Оренбургскую, Пермскую и Тобольскую губернии…» [53;№46].

По данным губернатора М.М.Эверсмана с ярмарок Кустаная на рынки страны отправлено скота: в1912г. – 107.091 гол., в 1913г. – 110.008 гол., в 1914г.-83.135 гол. Скот не только в живом виде, но и в тушах попадал на рынки Петербурга, Москвы, городов Урала, для чего под погрузку подгоняли вагоны к железнодорожной станции Челябинска. Кустанайское мясо входило в рацион питания солдат Петербургского военного округа. Бараньи курдюки доставлялись на салотопни, а оттуда – в распоряжение воинских частей. Находила кустанайская продукция и европейский сбыт: шкуры и кишки пользовались большим спросом на колбасных и кожевенных предприятиях Германии и Австро-Венгрии.

На ярмарках обнаруживалась важная тенденция – они были многолюдными (до 20 тыс. человек) и многотоварными. Чего только на них не продавалось: скот и продукты его переработки (кожи, овчины, сало, шерсть, волос, птичьи и звериные шкуры, войлок, армячина, кошмы и пр.), мука, зерно, крупа, деревянная посуда.

Находил кустанайский покупатель здесь, и в большом выборе, не только промышленные изделия европейского производства, но и азиатскую продукцию (халаты, одеяла, ковры, седельные принадлежности, шелковые ткани, сушеные фрукты и проч.).

Структура товарооборота на кустанайских ярмарках служит образцом колониальных взаимоотношений окраин с центром, поскольку сырьевые ресурсы края в огромных объемах выкачивались в обмен на зачастую низкосортный промышленный товар. Судите: из общего оборота ярмарок в 1894-190 5 гг. на сумму 554.198 руб. закупок было осуществлено на 424.274 руб., а реализовано промышленных и др. товаров на 129.924 руб.

Существенная разница в ценах на товары в Кустанае и в центральных российских губерниях способствовала получению торговцами огромных прибылей. Прочтем несколько фраз из известного издания «Азиатская Россия»: «При такой организации торговли и таких путях сообщения, товары доставлялись крайне медленно, с большим риском в отношении утери и порчи и по очень высоким фрахтам; капиталы обращались медленно, и прибыльность торговли основывалась на непомерно высоких ценах на товар, которые устанавливали почти монопольно немногие купцы, ездившие к «Макарию»» (Макарьевская ярмарка в Нижнем Новгороде – Я.Д.) [68;с.418].

Кустанай становится одним из самых крупных «ярмарочных» городов Тургайской области. 1899 год: 190.270 руб. – таков объем оборота ярмарок в Иргизе, 262.078 руб. – в Актюбинске, 272.410 руб. – в Тургае и, наконец, 540.018 руб. - в Кустанае. [50;1899,с.8]. В 1908 г. оборот составил уже 1.104.000 руб. Анализируя результаты торговли на ярмарках в Кустанае, редактор «Тургайской газеты» В.Иванов обращается к продавцам скота и хлеба с эмоциональным призывом: «везите, везите и везите! Все, что бы вы ни привезли, будет вами продано!» [53;№33].

Как это ни странно, такой важный продовольственный продукт, каковым является хлеб, имел значительно меньшее хождение на кустанайских ярмарках, нежели скот. Частые неурожаи подрывали основы хлеботорговли и в иные годы даже способствовали активному ввозу хлеба из других частей России.

Ярмарочный оборот хлеба отличался непостоянством и зависел как от урожая, так и от колебания цен на зерно и муку в крупных местах потребления кустанайского хлеба – на Урале, в Сибири, отчасти в Средней Азии. В лучшие годы, когда сбыт становился более стабильным, «ломовой транспорт Памуранных поочередно нагружал кованные сани или телеги набитыми маркированными мешками крупчатки и увозил» для последующей продажи в Москве, на уральских заводах, в Сибири [58;с.14,20,59].

Особенное развитие кустанайский хлебный рынок получил с появлением второй переселенческой волны в нач. ХХ века, когда значительно расширился зерновой пояс вокруг Кустаная на 100 и более километров. В 1908г. в Кустанайском уезде было собрано 9.340.450 пудов зерна, из которых более 5 млн. пудов пошло на продажу и прокорм скоту [65;№45].

Хлеб скупался, как правило, крупными торговцами у крестьян-переселенцев на ярмарках осенью большими партиями по низким ценам и частью ссыпался до весны в амбары. Весной цены на хлеб повышались, и торговые предприниматели получали значительные барыши, сбывая запасы местным и российским мукомолам. «Спрос на хлеб громадный, - писалось из Кустаная в 1907 г., - среди покупателей видны представители солидных предприятий. Есть покупатели, желающие купить до 600.000 пудов». «Выбрасывалось» зерно и на внешний рынок, причем, с годами с нарастающими темпами.

Но обратим внимание на одну характерную деталь (она была отмечена одним из издателей «Кустанайского Степного Хозяйства» А.В.Матвеевым) – русский хлеб, несмотря на свои хорошие качества, продавался гораздо дешевле американского. Причины? Первое – отсутствие добротной рекламы. И второе, а это, пожалуй, главное - в нем обнаруживалась большая засоренность (пшеницы – 7%, ржи – 6%, ячменя – 11%). Что делали немцы, основные покупатели? Приобретая русское зерно по низким ценам, они его очищали и продавали, но уже выше международных цен. Вот что значит хватка и торговая предприимчивость.

Растущие хлебные ресурсы Кустаная выдвигали проблему их сохранности и постройки элеваторных емкостей. Еще накануне мировой войны составляется смета в размере 26020 руб. на сооружение в городе железобетонного зернохранилища емкостью на 75 тыс. пудов зерна [44;л.1].

В торговом зерновом балансе заметную роль играла торговля пшеном. Закупаемое на кустанайских ярмарках, оно гужевым транспортом отправлялось на железнодорожную станцию Мишино (близ Кургана), откуда вывозилось в Сибирь и промышленные города Урала.

И еще одна любопытная подробность. Одновременно с существованием ярмарок в Кустанае, они в нач. ХХв. стали возникать и в других местах уезда, главным образом в крупных переселенческих поселках. Эти уездные ярмарки, естественно, тяготели к Кустанаю, как к центру, концентрировавшему у себя главнейшие товарные потоки и выполнявшему роль связующего звена между земледельцами и кочевой степью и ближайшими к Казахстану пунктами крупной торговли.

Парадокс, однако, виделся в том, что они не могли не сказаться на судьбе самой кустанайской ярмарочной торговле, из года в год, понижая ее уровень. Газета «Кустанайское степное хозяйство» по сему поводу обеспокоенно сообщала: «Самый безнадежный пессимизм царит среди нашего купечества всякий раз, когда приближается время ярмарки. Уныло и неохотно собираются они вывозить свои товары на ярмарочную площадь, с грустью вспоминая былые времена, когда ярмарки являлись желанным праздником для всего купечества» [41;№27].

Итак, почему? Нельзя видеть причины падения авторитета ярмарок Кустаная только в степных конкурентах. Их подрывала, прежде всего, развивающаяся стационарная торговля и, не последнюю очередь, - постройка железной дороги в Кустанай. Корреспондент той же газеты подчеркивал: «Пока пути сообщения Кустаная были в первобытном состоянии, пока постоянная местная торговля не удовлетворяла потребностям - до тех пор ярмарки процветали. Теперь же, с проведением железной дороги с одной стороны и с быстрым развитием постоянной торговли всеми видами товаров - с другой – падение ярмарок в Кустанае нужно признать вполне естественным и неизбежным явлением. И если теперь ярмарки еще сохранили для Кустаная хоть частичку своего былого значения, то недалеко уже то время, когда на общем фоне быстро развивающейся жизни, ярмарки кустанайские являются такими же ненужными анахронизмами, какими являются в настоящее время в большинстве местностей России» [41;№27].

Конечно, столь категорично высказанная перспектива вряд ли была осуществима в столь скором времени. В условиях известной отсталости края, низкой плотности населения, малочисленности организующих экономических центров, больших и малоосвоенных пространств, ярмарки, и кустанайские в их числе, продолжали существовать и играть не последнюю роль в торгово-экономической судьбе города.

«Заведения продающие»
1. винно-гастрономические товары
К.Абалаков,
2. земледельческие орудия
Федор Зубарев, Бр.Казменковы, Антон Лорец, Матиас.
3. кожевенные товары
Федор Пальчиков, И.Г.Утробин, Бр.Филатовы.
4. мануфактурные товары
И.П.Архипов, Х.Г.Доминев, Д.Мухамадеев, Н-ков и П.И.Самохвалова, Торг.Д. «И.Г.Стахеев», С.Файзуллин, Торг.Д. «Бр.Яушевы», М.В.Х.Яушев.
5. Сельскохозяйственный инвентарь
Склад Переселенческого Управления
6. разные товары
А.И.Антонов, А.И.Бобылев, Б.Гладких, Степан Кузнецов, А.Д.Мяснякин, И.А.Никонов, Иван Смирнов, А.Е.Сенокосов, А.Султангалиев, М.Хисмутдинов.
7. хлебные товары
Петр Красиков, Осип Крюков, Василий Ларюшин, Антон Лорец, И.Е.Никонов, Г.Памурзин, Л.Турлышев, К.Яхонтов.


«Промышленные заведения»
1. Кирпичный завод
Антон Лоренц.
2. Кожевенный завод
Бр. Гладких
3. Лесной склад
Бр. Ивановы
4. Мыловаренный завод
Н. Беспалов
5. Овчинные заводы
А. Недуев, А. Шестерин
6. Паровые мельницы (крупчатки)
И. Архипов, И.Литвинов
7. Паровые мельницы и обдиры
Павел Кияткин, Петр Кияткин, М. Анисимов, Ф. Кияткин

[126;с.196,197,198].

Перечень, отнюдь, неполный, как по числу предприятий, так и по ассортименту продаваемой продукции, и будет он пополняться во все последующие годы.

Приток в край так наз. «столыпинских переселенцев» повлек за собой усиленный спрос на продукцию сельскохозяйственного машиностроения. Все активнее стали применяться усовершенствованные орудия труда и не только русским крестьянством, но, что показательно, и казахами земледельцами. Прямым откликом на спрос явилось появление в Кустанае нескольких сельскохозяйственных складов и магазинов по продаже земледельческих машин и усовершенствованных орудий. Чтобы убедиться в этом, стоит просмотреть номера газеты «Кустанайское степное хозяйство», где помещена реклама на плуги российские и американские завода «Моссей-Гарис фукс», лобогрейки, косилки, жатки, маслобойки, насосы, оборудование для мельниц, нефтяные двигатели, локомобили, технические инструменты и многое другое.

Надо ли объяснять и доказывать, что все вышесказанное о торговле Кустаная определенно свидетельствует о включении города и всего края в обороты всероссийского рынка. Вот это и есть результат, и результат во всех смыслах примечательный.