Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Годы военные

Войны – явление грязное, разорительное, бесчеловечное. Кустанай далек был от непосредственных театров фронта 1-й мировой войны. Его жителям не пришлось испытать ужасов собственно военных действий, каковые пали на долю населения прифронтовых районов. И все же трудностей военного времени избежать не удалось.

Высочайшим указом 24 июля повелевалось в числе других губерний объявить Тургайскую область «на положении чрезвычайной охраны по 4 сентября 1914 г. с предоставлением Тургайскому Губернатору права главноначальствующего» [41; №18].

Всех коснулась мобилизация, проведенная в августе-сентябре 1914г. В первые несколько месяцев войны кустанайцы отправили на фронт значительное число лиц призывного возраста. Достаточно сказать, что количество населения Кустаная с 25.220 человек в 1911 г. сократилось до 24.000 в 1914 г. Призыв в армию наиболее дееспособных мужчин негативом сказался во всех сферах хозяйственной жизни города. Сократилось число мелких предприятий, ремесленных заведений, лишавшихся рабочих и не обеспеченных военными заказами.

Война требовала огромного количества продовольствия, животноводческой продукции, всего того, что производил кустанайский край. Это влекло за собой реквизиции хлеба, скота (лошадей в частности), значительное повышение государственных податей и налогов. В первые месяцы войны были введены налоги на промыслы, недвижимое имущество, на вино, табак. Населения несло не только бремя налогов, с него собирались различные «добровольные» пожертвования воинам, «проливающим кровь свою…на защиту родного отечества».

Весьма показательным является факт организации «Общества повсеместной помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям», являвшегося отделом местного комитета Российского Общества Красного Креста. В «Воззвании» от имени «Общества» заявлялось: «Кустанайский местный комитет Российского общества «Красного Креста», имея в виду, что все жители Кустанная и Кустанайского уезда всегда отличались отзывчивостью по всяким добрым начинаниям, надеется, что они и в настоящее тяжелое для нашего отечества время на призыв комитета ответят своими пожертвованиями на помощь воинам, проливающим кровь свою» [41;№22]. «Воззвание» было не первым и не последним в ряду многих других призывов на организацию поддержки жертвам войны. И помощь шла. Читатели «Кустанайского степного хозяйства» узнавали со страниц газеты о том, что служащие Кустанайского сельскохозяйственного склада решили ежемесячно отчислять по 2% своего жалования на нужды комитета. Не отставали и служащие реального училища, постановившие выделять в фонд пожертвований 1,5% своего заработка. А сколько было неучтенных взносов деньгами, одеждой, продовольствием.

Война разорительно сказалась на сельском хозяйстве уезда. Деревня резко сократила посевные площади и привоз сельскохозяйственной продукции в Кустанай. Назревал продовольственный кризис. Из продажи практически исчезли соль, сахар, мыло, табак, бумага. Ощущался острый недостаток хлеба и мяса.

Вводились суровые законы военного времени. К больным мирным жителям добавились жертвы войны – раненные солдаты и офицеры. Появилась масса сложностей в организации медицинского обслуживания. Требовался врачебный персонал, особенно сестры милосердия. Возникла крайняя необходимость в организации курсов по подготовки последних. Сказанное подтверждается обращением городового врача Н.Дереча к Тургайскому областному врачебному инспектору в январе 1916 г. Врач пишет: «Многие из жительниц г. Кустаная обращаются ко мне с заявлением о желании прослушать краткий курс для сестер милосердия. Так как всякое знание есть благо, а знание хотя бы поверхностное практической медицины, в особенности в настоящее время – при обилии больных и раненых воинов, а равно и мирного населения от распространения эпидемий – особенно необходимо, то я полагаю, что открытие курсов для сестер милосердия является делом не только своевременным, но даже и необходимым, тем более что как в самом городе, так равно и в уезде неоднократно являлась нужда в сестрах милосердия, которые и выписывались из разных городов, что очень дорого и неудобно в смысле экономии времени».

Врачебно-лазаретный отряд. г. Кустанай, 1914-1915 гг. Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.
Врачебно-лазаретный отряд. г. Кустанай, 1914-1915 гг. Фото из фонда Костанайского областного историко-краеведческого музея. г. Костанай, 2011 г.

Н.Дереч просил о разрешении ему совместно с доктором П.И.Добровольским провести краткий курс для подготовки сестер милосердия в течение 6-ти недель. Тургайский губернатор поддержал инициативу и изъявил согласие на открытие курсов [120;лл.11,12об.].

Ужасным следствием войны явились беженцы. Первые потоки несчастных людей появились в июле 1915 г. Троицкая газета «Степная молва» сообщала эту новость: «С 28 июля через ст. Троицк стали следовать в Кустанайский уезд поезда с беженцами.., всего около 5 тыс. душ. Большинство беженцев немцы-колонисты, русские подданные из Холмской, Люблинской, Волынской и др. губерний, расположенных в районе военных действий». В большинстве своем это были женщины и дети, немощные старики. Газета бытописует их драму: «Эта лавина людей заполняет школы, нежилые здания, магазины и лавки.

Ежедневно кто-нибудь из пришлых умирает. Всюду и у всех вопиющая нужда… Что это за категория людей? По одной версии – это беженцы из занятых немцами местностей, по другой – выселенцы, которым приказано было, по стратегическим соображениям, покинуть насиженные места.

Всех вновь прибывавших будут размещать в ярмарочных торговых помещениях в 2-х верстах от города, а затем, в зависимости от состояния здоровья, партии будут распределяться между лицами и учреждениями, изъявившими желание взять способных к труду на работы». Кустанайцы проявили большое сочувствие и отзывчивость к жертвам войны, устраивая питательные пункты, предоставляя хлеб, одежду, кров [63; №№ 16,18].

Скопление огромного числа беженцев в Кустанае создавало трудности с их обустройством, особенно в виду приближающейся зимы. Данное обстоятельство вынуждало местные власти предпринимать меры к скорейшей отправке людей в села и аулы уезда. Их после поголовного медицинского осмотра на вызванных из деревень обывательских подводах отправляли в ближайшие поселки. Деревне лишние руки не помешали бы, но вели себя иногда беженцы, надо признать, не совсем адекватно своему положению. Обратимся за свидетельством в «Троицкую газету»: «… многие из беженцев, расквартированные по поселкам Кустанайского уезда, способные к труду, отказываются от полевых работ, мотивируя свой отказ тем, что будет их кормить казна» [86;№60]. А ведь шла война, казалось бы - не до капризов. Подобный настрой комментариям не поддается…

С целью как-то навести порядок в обустройстве несчастных жертв войны, Кустанай в феврале 1916 г. посетил Главноуполномоченный по устройству беженцев в Сибири и Оренбургской губернии варшавский обер-полицмейстер ген. майор П.П.Мейер. Побывал. Проблемы остались…

Имеется множество свидетельств о довольно резком повышении дороговизны жизни и росте спекуляции необходимыми товарами и продуктами питания. Уже в начале войны обыватели Кустаная жаловались властям «на беззастенчивость купечества, которое пользуясь затруднениями в доставке, вызванными войной,- подняло цены на предметы первой необходимости. Так: пуд сахару продается за 8 руб. за пуд, тогда как прежде был по 6 р. Приблизительно тоже происходит с другими продуктами» [41;№18]. Причем, жалобы сыпались не только на головы купцов, но и на «отцов» города, которых жители обвиняли в сговоре с хозяевами прилавков («Не хотят портить коммерции таким же торговцам, как и они»). Обвинения были столь серьезными, что городская дума вынуждена была установить.

Осенью 1915 г. кустанайские торговцы мясом обратились в городскую управу с ходатайством «повысить цены на мясо следующим образом: высший сорт назначить 14 коп. фунт, средний – 12 коп. и низший – 8 коп». В связи с этим случаем газета «Кустанайское Степное Хозяйство» пускается в сентенцию: «Не об опасности, грозящей отечеству, думает кустанайский купец; не думает он и об обывателях, на которых и без того всею тяжестью падает бремя войны! …Он остается прежним купцом, пользуясь сумерками текущего момента, как тать залезает в карман к своему ближнему…»

Нельзя сказать, что власти проявляли безразличие к нуждам города и его обитателей, они пытались по мере возможности защитить их от произвола спекулянтов и невыносимых условий жизни. Показателен пример: фирма «Нобель» за повышение цен на керосин была оштрафована на 1500 руб. И это не единичный пример. В начале августа 1914 г. дума приняла постановление об установлении максимума цен на важнейшие предметы первой необходимости (на муку, керосин, соль и др.). Беда только в том, что эти меры не в состоянии были обуздать стихию спекулятивного рынка.

Городские дума и управа, в этом им следует отдать должное, пытались оказать посильную поддержку беднейшим горожанам, вдовам, семьям солдат

путем выдачи денежных и продовольственных пособий, организации бесплатного питания. Так, например, с начала войны до марта 1915 г. по области было выдано пайков на 391.232 руб.27 коп. Специальным постановлением дума разрешила «лицам, пользовавшимся участками под огородами по логу «Абильсай», продолжить таковое пользование текущим 1915 года летом … семейства же лиц, мобилизованных в войска от взноса арендной платы освободить» [43;л.53 об.].

Кустанайское Сельскохозяйственное общество при поддержке Управления Троицкой железной дороги взяло под опеку семьи призванных на войну, помогало им в обработке полей, предоставляло в бесплатное пользование сельскохозяйственные машины, по льготным ценам обеспечивало сеном зимнее содержание скота.

Война потребовала перестройки всей экономики и реорганизации ее структурных подразделений. Среди популярных и не очень мер отчетливо выделяется создание в мае 1915 г. по инициативе русских промышленников так называемых «военно-промышленных комитетов» (ВПК), призванных содействовать инициативе в снабжении армии продовольствием, предметами боевого и прочего снаряжения.

Вслед за созданием Центрального, ВПК стали возникать и на местах. Если обратиться к протоколу «Журнала» Кустанайской городской думы от 17 июля 1915 г., то там можно прочесть: «В г.Челябинске был образован «Зауральский Военно-Промышленный Комитет» (7 июля 1915 г.). Его организаторы предложили Кустанайскому городскому управлению присоединиться к Комитету. Дума постановила: войти в состав организованного в г.Челябинске ВПК и избрать в него от Кустаная Н.А.Воронова, Н.И.Шахрина, А.А.Иванова и К.Л.Яхонтова».

Пройдет буквально несколько дней, и в «Журнале» от 3 августа появится запись: «По письму Тургайского губернатора, в котором говорилось о создании Оренбургского Губернского ВПК и о необходимости создания ВПК в Кустанае, Дума постановила назначить представителем в Кустанайский ВПК от городского общественного самоуправления Ф.П.Кияткина, И.Е.Никонова, Л.Г.Кучекбаева, М.А.Котельникова» [43;лл.215- 226 об.]. Кустанайский ВПК сориентирован был в основном на выделку кож и пошив «удобной, прочной и дешевой» армейской обуви. В 1918 г. теперь, видимо, уже для белой армии Комитет вводит «в круг своей заботы еще изготовление одежды: полушубков и других вещей» [129; №41].

Примечательно, но нововведение уездным центром не ограничилось,- ВПК создается в пос. Семиозерном, где 15 августа после молебна состоялось первое заседание Комитета, выбравшего членов и председателя (П.П.Николенко). Комитету поручена была поставка в армию пшена («с этого времени кустанайское пшено поступит в котел нашего родного солдата, не оставив по дороге крупные куши в карманах алчных спекулянтов»). В октябре Комитетом уже заканчивалась постройка паровой просообдирки и мукомольной мельницы.

Все торговцы поселка дали подписку предоставлять ВПК скупленное ими просо по покупной цене. Газета «Степная молва» писала: «Многие крестьяне и киргизы заявили о желании сдавать просо исключительно комитету».

История ВПК показала их высокую действенность и эффективность в экстремальных обстоятельствах, предоставляя кустанайской буржуазии возможность щедро пользоваться полученными возможностями по эксплуатации сырьевых ресурсов края.

***

А теперь давайте итог подведем. Начнем с того, что укажем на несколько этапов, или периодов, в истории дореволюционного Кустаная и подчеркнем экономическое, общественное, культурное своеобразие каждого.

Первый из них связан с попытками правительства реорганизовать управленческие структуры в огромном степном крае и утвердить опорные административные оседлые пункты, используя их для успешного овладения степью не только путем усиления контроля за местным населением, но и организацией массового переселенческого движения. Кустанай – один из подобных пунктов, и создавался он с большой временной амплитудой и крайне сложным процессом саморазвития. Начальные годы существования обозначены поисками структурного оформления поселения и постепенным возрастанием его роли как административного центра территориально обширного региона, так и места, формирующего и выполняющего ряд управленческих, торговых и культурных функций.

Второй этап – конец Х1Х – нач. ХХ вв. Приглядимся поближе и обнаружим и небывало стремительный рывок промышленно-торгового потенциала, и несомненные успехи по благоустройству, и весомые достижения общественно-культурного уровня. Кустанай приобрел статус города и опережающие темпы роста народонаселения, сформировал сложную социальную структуру и соответствующую сферу занятости горожан. Эти обстоятельства дали основание местной общественности и властям города ставить вопрос о предоставлении Кустанаю статуса областного центра. По ряду причин планам не дано было осуществиться.

Последний, третий, период развития Кустаная охватывает период после революции 1905-1907 гг. и до 1917 г. Бодрость и энергия – характерные черты кустанайских жителей этого времени. Постепенно преодолевается оторванность экономики города и всего края, и этому во многом способствовало строительство железной дороги Троицк-Кустанай и включение ее в общеимперскую сеть дорог. Кустанай становится одним из основных транзитных пунктов для массы крестьян-переселенцев столыпинской поры. Часть крестьян в нем оседает, увеличивая количество жителей, по числу которых Кустанай продолжает лидерство среди других городов степного региона. В предреволюционные годы город превращается в весьма значимый очаг культурного просветительства, в нем растет число школ, общественных организаций, предпринимаются попытки организовать местную прессу, устанавливаются более тесные экономические и культурные контакты с аулами и переселенческими поселками. Трудными были для Кустаная военные годы, но и тогда он практически не потерял темпов развития, по-прежнему оставаясь организующим центром территориально огромной округи.