Костанай
Истории нашего города

И сегодня мы видим то что завтра станет историей

Содержание материала

Уезду нужен город. Поиски места

Может показаться странным, но «Временным Положением» не предусматривалось и даже не допускалось образование каких-либо русских поселений на территории создаваемых уездов. Вскоре, однако, обнаружилась крайняя необходимость в оседлых пунктах для размещения в них уездных администраций. Если в уездах Иргизском и Тургайском подобные поселения уже имелись, то в Илецком и Николаевском сложилась серьезная ситуация из-за отсутствия таковых. Данное обстоятельство вынудило Оренбургские власти разместить административное управление Николаевским уездом не только за его пределами, но и самой Тургайской области в казачьей станице Николаевской в надежде, что мера эта явится временной и вскоре будет отменена с переносом уездных «управлений в степь, когда и уезды получат другие названия" [12;№11].

Сама же станица располагалась в соседстве с нынешним Карабалыкским районом на берегу реки Аят в 65 верстах от ее впадения в Тобол. [1; карта]. «Тургайская газета» в свое время писала: «...случайный выбор местопребывания уездного управления на короткое время в ст.Николаевской послужил основанием тому, что целый уезд назывался более 26 лет Николаевским» [12] .

И вот, наконец, наступил тот день, когда 12 марта 1869 г. Тургайский военный губернатор доносил по начальству, что «уезды Николаевский и Тургайский окончательно сформированы»[3;с 462]. Не будем скромничать – значимое событие. Именно оно стало первым шагом в почти полуторастолетней истории Кустанайской области.

Вскоре обнаружилось - пребывание уездной администрации вне пределов управляемой территории вносило в ее деятельность ряд неудобств. И подтверждение тому - восьмимесячный опыт нахождения в Николаевской. Военный губернатор Тургайской области докладывал генерал-губернатору о том, что сношения областного начальства с уездным управлением «затруднительны и медленны, так как Николаевская станица от почтового тракта находится в расстоянии более 100 верст». Понятно, указанные обстоятельства не только затрудняли сношения с подведомственным населением, но и затягивали сбор и перечисление в кассу казначейства (находилась в Троицке) кибиточной подати. В придачу ко всему, присовокуплялось отсутствие «помещений для уездного управления и уездной школы».

Принимая в расчет никак небезобидную ситуацию, военный губернатор выходил с просьбой «о перенесении Николаевского Уездного управления и всех чинов в г. Троицк» [13;л. 2-3].

Генерал-губернатор Н.Крыжановский понимал сложность положения, учел его и 3 октября 1869 г. разрешил «перевести Николаевское уездное управление и всех чинов, служащих в этом уезде, из Николаевской станицы Оренбургского казачьего войска в Троицк», в город вполне благоустроенный и выгодно расположенный по отношению к уезду. Перевод предполагался как временный [13;лл.4,7об.].

Переселение состоялось, но и троицкий вариант никак не устранял все прошлые проблемы, поскольку и при подобном раскладе администрация оставалась удаленной от управляемой ею территории. Реалии настоятельно побуждали Оренбург к более энергичным шагам по созданию и строительству нового административного центра, способного более оперативно осуществлять как фискальные, так и полицейские акты, формировать условия для экономического и торгового развития края. В расчет принимался и наплыв крестьян-переселенцев, потребовавший непосредственного присутствия в уезде местной администрации.

Осознавая важность проблемы, Тургайские власти предпринимали надлежащие меры для ее решения. Прежде всего, необходимо было получить разрешение Петербурга «на открытие в степи городов». С настоятельной просьбой об этом к министру внутренних дел обращается генерал-губернатор: «Долговременное отсутствие органов управления из этих мест отзывается крайне невыгодно на движение дел, и масса киргизов обращается с жалобами на получение удовлетворения по тому или другому делу" [14;л.119об.].

Столичные чиновники министерств финансов и внутренних дел долго и придирчиво обсуждали предложения Оренбурга о местонахождении административного центра Николаевского уезда, прежде чем дать положительный ответ. В немалой степени позитивному решению способствовал интерес к изучению и съемке земель в уезде «для удобств местного управления», проявленный Военно-топографическим отделом Военного министерства.[15;л.2об].

Картограф, астроном, геодезист А.А. Тилло.  Фото из личного архива Тихановского А.Е. Костанай, 2011г.
Картограф, астроном, геодезист А.А. Тилло. Фото из личного архива Тихановского А.Е. Костанай, 2011г.

При ближайшем выяснении местных условий оказалось, что изыскание в степи удобных пунктов потребует серьезного изучения местности и длительных затрат времени. Эти мотивы не остановили движения дела, и уже в октябре 1869 г. было решено сосредоточить поиски места в районе реки Тобол.

К изысканиям были привлечены разные личности, среди которых особую активность проявляли начальник уезда А.Сипайлов, академик Вебель, полковник Генерального штаба, опытный картограф, астроном, геодезист, известный своими экспедициями по исследованию земного магнетизма в Оренбургском крае и в других районах Казахстана А.А.Тилло. Всего ученый совершил шесть экспедиций в районы Арала, Каспия, Приуралья, Устьюрта, Аму-Дарьи. Его перу принадлежит ряд серьезных научных трудов по геодезии, магнетизму, статистике, нивелировке. Имя А.Тилло вписано в историческую канву г.Кустаная. Впоследствии за крупные научные изыскания он будет избран членом-корреспондентом Петербургской Академии Наук, составит карты Европейской части России, произведет измерения длинны главных рек России и определит разность уровней Аральского и Каспийского морей.

Исследования А.Тилло и его коллег должны были выявить географически выгодную территорию под поселение и определить ее значимость в плане развития переселенческой колонизации, формирования торгово-экономических контактов уезда с различными регионами империи и удобств в осуществлении административно-управленческих функций.

Место нашли. Им оказались урочища Исмамбет-Тугай и Урдабай-Тугай, находящиеся в пределах 1-го аула Ара-Карагайской волости на реке Тоболе. По преданию, сообщенному С.Н.Севастьяновым, автором интересного исторического очерка «Кустанай и арендаторские поселки», Урдабай-Тугай (Урдабаевы луга) названо так «по имени киргиза Урдабая, имевшего некогда в этом урочище луга или по-казахски «Туга»» [16; № 8].

Место приглянулось: широко, просторно, открыто. Вот что свидетельствовал о нем в своем рапорте военному губернатору Николаевский уездный начальник А.Сипайлов 14 октября1869г.: «Это лучшее место в степи, в центральном положении в уезде, удалено только от расположенной в районе новой линии Суундукской волости и от сопредельной с нею части Джитигаринской; в отношении же к прочим волостям оно более или менее центрально, особенно во время летних кочевий киргизов. Оно удобно и в экономическом отношении для жителей будущего города и в отношении торговом. Верстах в восьми выше Исмамбет-Тугая идет дорога через брод Кошкарбай-Уткуль с летних кочевий Баганалинцев, располагающихся между вершинами Тургая и Ишима, на Троицк, куда Баганалинцы, как равно и часть киргизов Тургайского уезда, прогоняют скот во время троицкой ярмарки, а в десяти верстах пролегает другая дорога с Уркача через Эбелей на станицы Усть-Уйскую и Звериноголовскую… От лесов же пункт этот находится примерно: от Ара-Карагая в 20-ти, от Казанбасы в 35 и от Аман-Карагая в 50-ти верстах» [13;лл.6-6 об.]. Несколько коряво, но убедительно.

В контексте с вышеизложенным вызывает определенный интерес дело Троицкой городской думы «О положении почтового тракта от Троицка в Туркестан через предполагаемый на Урдабае новый город», в котором отмечались неудобства торговых сношений с Туркестаном по существующим почтовым трактам через Семипалатинск и Орск. Троичане ходатайствовали «об открытии почтового тракта по известному многим троицким купцам пути от Троицка» до планируемого города на Тоболе [15;лл.1,15].

Первый шаг был сделан, и началась работа по конкретному изучению выбранной территории, в которой самое непосредственное участие принял полковник Алексей Андреевич Тилло. Когда-то полковник проводил триангуляцию (метод определения положения геодезических пунктов путем их обозначения на местности деревянным или металлическим сооружением в виде пирамиды) на землях Оренбургского генерал-губернаторства и, как нельзя кстати, - его знания и опыт пригодились в исследовании урочища Урдабай.

А.Тилло тщательно изучил окрестности Урдабая, исходил километры в поисках подходящего места и на левом берегу Тобола в полутора верстах от него, обозначая границу намечаемого поселения, воздвиг земляную пирамиду.

Здесь мог быть город заложен.  Предполагаемое место урочища Урдабай. г. Костанай, 2011 г. Фото Духина Я.К.
Здесь мог быть город заложен. Предполагаемое место урочища Урдабай. г. Костанай, 2011 г. Фото Духина Я.К.

Следует заметить, что обследуемое урочище принадлежало казахскому кочевью. Не желая входить с ним в конфликт, военный губернатор области уведомил начальника уезда А.Сипайлова о том, «что под предполагаемый город должно будет отойти некоторое количество луговых мест, занимаемых зимовками киргиз», которым разрешалось «занимать эти места до тех пор, пока явится действительная потребность в отчуждении их». А.Сипайлову вменялось в обязанность озаботиться подысканием « других мест для их кочевок и зимовок» [16; № 12]

Служил в Тургайском областном правлении в должности 1-го архитектора Мориц Богданович Вебель. Был он с 1839г. по 1850 г. вольноприходящим учеником Академии Художеств. В 1848 г. сопровождал графа А.С Уварова в экспедиции по изучению археологических памятников Причерноморья, выполняя рисунки обнаруженных древностей. Академию окончил со званием художника по архитектуре. В1859г. ему присвоено звание академика. В Петербурге по его проектам осуществлены постройки нескольких доходных домов на Аптекарском острове. С 1870г. М.Вебель на службе в Оренбурге.

Вскоре, по прошествии некоторого времени, а именно 20 декабря1870 г., архитектор- академик представляет в Тургайское областное правление план города, «предполагаемого в Николаевском уезде на реке Тоболе» и предлагает именовать его Ново-Тобольском. В логике архитектору трудно отказать: город на Урдабае и знаменитый Тобольск связывает общая река – Тобол. Обратим внимание на весьма важное обстоятельство - предложение Вебеля о названии поддержал Оренбургский генерал-губернатор, о чем и поспешил уведомить министерство внутренних дел [14;лл.51, 57].

Но вот свидетельство С.Н.Севастьянова: «По проекту 1870 г. решено было образовать город на р.Тобол в урочище Урдабай-Тогай и назвать его Ново-Николаевск» [16;№ 12]. Оказывается, существовал еще и альтернативный вариант названия. И оба 1870 года. В течение нескольких последующих лет тема никем и нигде не акцентируется, но пройдет некоторое время и история с названием получит свое продолжение.

Вновь о Вебеле. 19 октября 1872 г., продолжая исполнять обязанности архитектора Тургайского областного правления, и оставаясь верным своему прежнему мнению, он вновь обращается к военному губернатору с предложением: «…имею честь представить при сем копию с плана урегулирования города Ново-Тобольска на урочище Урдабай» [14;л.90]. Через пять лет в феврале 1877 г. мысль именовать город на Урдабае Ново-Николоевском посетила нового военного губернатора Тургайской области А.К. Гейнса. А 27 августа этого же года на имя генерал-губернатора пришло письмо неизвестного автора, где планируемый город так же называется Ново-Николаевском [17;л.13].

По всей видимости, предложение архитектора Вебеля именовать будущее поселение Ново-Тобольском так и осталось не востребованным, чего не скажешь о названии «Ново-Николаевск», впоследствии данное городу, основанному уже на урочище Кустанай. Обратим внимание на одно интригующее обстоятельство: в 1868г. появился на свет наследник престола, будущий император Николай П, и сразу же возникла альтернатива вебелевскому проекту. Вряд ли случайно. Скорее всего, проявил себя верноподданнический инстинкт оренбургских административных стратегов.

Небольшая ремарка. О Вебеле. Высказанное некоторыми авторами мнение о том, что архитектор приложил руку к составлению некоего плана строительства Кустаная, ничем иным, как сомнительным, назвать нельзя. Вебель предложил свой замысел, как мы уже знаем, в начале 70-х г., основание же Кустаная - 1879 год.

Итак, изыскания завершены и, казалось бы, проблема создания нового города на урочище Урдабай решена окончательно и можно приступать к его застройке и заселению. Но ….но пройдет еще много лет, прежде чем на берегах степной реки, и уже в другом месте, будут отрыты первые землянки.

Возникает вопрос, каковы причины оттяжки начала строительства?

Их следует искать в осторожном подходе правительства в определении характера будущего города - "будет ли здесь полезнее образовать поселение чисто сельскохозяйственное или же исключительно городское»?

Первоначально виды оренбургских чиновников клонились к созданию поселения городского типа, дабы, как выразился генерал-губернатор Н.А.Крыжановский, «этим не стеснять и не отнимать у киргиз земель». Против такого взгляда возражал военный губернатор Л.В.Баллюзек. Принимая в расчет то обстоятельство, что создание нового пункта будет связано с крестьянским переселенческим элементом, он настаивал на образовании при возводимом городе земледельческого поселка, «доставив обитателям его возможность заниматься хлебопашеством» и даже предложил «отвести 3500 десятин под усадьбы, выгон и пашни для чинов уездного управления… и некоторое количество земли для земледельческого населения города, образовав из него особый земледельческий поселок…» [16;№12]. Строя подобные расчеты, губернатор учитывал результаты изысканий, проведенных начальником уезда А .Сипайловым. Последний полагал, что поселение на Тоболе со временем будет не менее Троицка, а потому и предлагал выделить под его обустройство количество земли, необходимое ему как городу.

Эти два мнения долго муссировались в деловой переписке между Оренбургом и министерством внутренних дел. Затрудняла решение проблемы и финансовая сторона дела. Строительство новых степных городов, в том числе и в Николаевском уезде, требовало значительных казенных расходов, на которые министерство финансов шло с большой неохотой.

В подобной ситуации тургайская администрация долго искала выход из затруднения и, наконец, увидела его в привлечении частных капиталов оренбургских и троицких купцов. Н.А.Крыжановский предложил военному губернатору Л.В.Баллюзеку обсудить идею и выяснить, «не окажется ли желающих… выстроить дома (хотя бы на первый раз из сырцевого кирпича) для отдачи их в наймы казне, для помещения в них должностных лиц степных уездных управлений…». Иначе, заключает генерал-губернатор, «устройство городов в степных областях пришлось бы отложить на неопределенное время» [14;лл.119об.-120].

Надо отдать должное купечеству,- оно положительно отнеслось к предложенной идее, но при этом проявило и известную долю скептицизма. По крайней мере, Л.В.Баллюзек вынужден был заметить, что «желающих из частных лиц строить дома… найдется весьма много, но только, ни один из заявивших уже просьбы об отводе места для постройки зданий, не приступает к этому, да и не рискует приступать ранее того, пока не будет утверждено и объявлено самое положение об образовании означенных городов и о льготах для лиц, туда переселяющихся…» [14;лл.121-121об.].

Дело, как видим, тормозилось отсутствием достаточно разработанного общего положения о льготах и строительстве городов Тургайской области. Наконец, в начале января 1879 г. проект «Положения» о льготах был представлен Н.А.Крыжановским при личном свидании министру внутренних дел Л.С Макову; одновременно им возбуждено особое ходатайство «об учреждении нового города Урдабая». «Положение» в конце концов получило утверждение министерством финансов и МВД с учетом варианта, ранее предлагаемого Л.В.Баллюзеком. [14;лл.156,161об,162].

В феврале 1877 г. на пост Тургайского военного губернатора назначается генерал-майор Александр Константинович Гейнс. Новый начальник губернии отличался военными и административными способностями, имел весомый послужной список. Он активный и боевой участник Крымской войны, после окончания Академии Генерального Штаба исполнял ряд командирских должностей, служил при Туркестанском генерал-губернаторе К.П. фон Кауфмане, занимал должность директора департамента министерства путей сообщения. А.К.Гейнс состоял действительным членом Русского Географического Общества и Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Как разносторонний ученый, он известен рядом серьезных научных работ, среди которых у нас вызывают интерес «Киргизские очерки», «Киргиз-Кайсаки (в Зауральской степи)», «Дневник 1865г. (путешествие по Киргизским степям)» и др.

В этом же году Н.А.Крыжановский дал распоряжение о начале застройки нового города на урочище Урдабай и о приеме прошений от желающих там поселиться.